Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

УЛЬЯНОВСКИЙ ТЕАТР В ВЫГОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ

25 Января 2011

УЛЬЯНОВСКИЙ ТЕАТР В ВЫГОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ

 

В областном драматическом театре имени Гончарова побывал известный столичный театральный критик Николай Жегин. Он посмотрел три ульяновских спектакля: «Завещание» в постановке Юрия Копылова, «Три сестры» и «Я, бабушка, Илико и Илларион» (режиссер обоих проектов – Аркадий Кац). После этого Николай Иванович встретился с актерами театра и поделился впечатлениями.

Жегин, долгое время работавший в журнале «Театр», 40 лет следит за творчеством ульяновской труппы. Его знание театра априори объективно и мнение тем ценнее. Николай Иванович – один из организаторов и член жюри театрального фестиваля имени Рыбакова в Тамбове. Там они познакомились и подружились с Борисом Александровым, который стал лауреатом фестиваля в номинации «Лучшая мужская роль», а потом приезжал в Тамбов уже в качестве члена жюри. Много лет знаком Жегин и с эксхудруком симбирской драмы Юрием Копыловым, с которым не преминул встретиться и в нынешний свой визит в Ульяновск. Кстати, этот приезд Жегина в наш театр связан, как выяснилось, еще и с отбором спектакля на очередной фестиваль имени Рыбакова.

- Легендарный российский театральный критик Павел Александрович Марков каждую беседу с артистами начинал словами: «Критики, кто бы, что не говорил, любят актеров», – начал разговор Николай Иванович. – Я увидел три спектакля и у меня осталось о вашем театре очень хорошее впечатление. Начну издалека: мы сегодня должны четко понимать, что в  нашей профессии ведет к духовному богатству, а что – приводит к творческому тупику. В современном искусстве налицо отсутствие индивидуальности. Для нас наступило трудное время. Каждый театр живет по своим законам с размытыми критериями – что хорошо, а что плохо. Ваш театр на общем фоне в выгодном положении. Здесь сложились и поддерживаются крепкие творческие традиции, позволяющие культивировать то, что называется правдой искусства. Бережно сохранить это и не дать себя раскачать – ваша главная задача. Вы в объективно тяжелой ситуации: театр в поиске творческого руководителя сейчас вынужден будет работать с разными режиссерами. Будьте стойкими!

О «Трех сестрах»

- Я смотрел разные спектакли по Чехову. Посчастливилось 13 раз видеть легендарные «Три сестры» во МХАТе в постановке еще самого Владимира Ивановича Немировича-Данченко. И сомнительный спектакль Сергея Пускепалиса в Ярославле (тут хватило одного раза и больше не хочу), где на полутемной сцене на фоне забора Вершинин в шинели и в валенках ставит Машу в позу и, что называется, употребляет. Где непонятно зачем введен персонаж – Клара Наумовна, жена Вершинина, у Чехова существующая только в воспоминаниях главного героя. Да и ваш спектакль я уже видел на фестивале во Владимире. По сравнению с ним увиденное в этот раз разительно отличается. И я понимаю почему. Вы играете на своей сцене, для своего зрителя, на вечере памяти Александрова – все это создает особую атмосферу. Я не совсем принял ваши декорации, отсутствие главного чеховского символа в этой пьесе – берез и удаление части авторского текста. Но в целом это превосходный ансамблевый спектакль, где каждый из актеров на своем месте.

Жегин особо отметил:

Дарью Долматову (Ольга), которая, по его словам, создала «очень чеховский образ»;

Екатерину Поздышеву (Ирина): «Полно раскрыта растерянность нежной юности»;

Кларину Шадько (нянька Анфиса): «Каждая мелочь продумана и проиграна скурпулезно»;

Юлию Ильину (Маша) и Сергея Кондратенко (Вершинин): «Пьеса по большому счету о любви Маши и Вершинина, и, если в театре нет актеров, способных точно сыграть эти какие-то неземные отношения, то спектакль лучше не ставить. У вас такие актеры нашлись. Ильина и Кондратенко даже заставили меня в финале прослезиться»;

Владимира Кустарникова (Чебутыкин): «Потрясающе сделанная роль. Помню, как в «Современнике» ее играл Евгений Евстигнеев в своей органике. А здесь актер и персонаж – абсолютно разные психотипы, но очень глубокое взаимопроникновение»;

Михаила Петрова (Соленый): «Великолепен: живой органичный и действительно очень похожий на Лермонтова».

- В целом именно ульяновские «Три сестры» в наибольшей мере демонстрируют, что вы – театр высокой культуры, – закончил Николай Иванович анализ спектакля. – После вашего спектакля во Владимире я, помнится, написал ироничный, язвительный отзыв. Сейчас готов взять свои слова обратно. Будь на моем месте молодые критики, они бы упрекнули вас в пропаганде архаики. Я бы это назвал традициями русского театра. За их сохранение спасибо вам!

О «Я, бабушка, Илико и Илларион»

- До просмотра спектакля искренне не понимал, что может заинтересовать сегодняшнего зрителя в этой пьесе, где драматургии нет никакой, а повесть Нодара Думбадзе даже после инсценировки так и осталась повестью. Посмотрел и понял – простота и теплота человеческих взаимоотношений. Это сегодня больше всего симпатично зрителям, уставшим от зла и насилия.

В качестве примера вспоминается недавно увиденный на фестивале спектакль, где один герой готовился отрезать другому голову противно и натуралистично визжащей на сцене настоящей бензопилой. Я возмутился, а руководитель театра ответил мне: «Да не волнуйтесь вы, Николай Иванович, мы же цепь сняли». Ну и на том спасибо…

В вашем спектакле приятно посмотреть на Максима Копылова (Зурико), создавшего обаятельный образ молодого шалопая. Шадько (бабушка) не стремится быть доброй. Напротив, играет суровость, но изнутри идет доброта. И этот контраст прекрасен. Хороши Михаил Петров и Евгений Редюк (Илико и Илларион). И только мрачноватая декорация никак не связана с этой атмосферой тепла и добра – этого мне в оформлении спектакля определенно не хватило.

О «Завещании»

Совсем иная ситуация с оформлением в этом спектакле, доказывающая, насколько точен Юрий Копылов к мельчайшим деталям в каждом своем спектакле. Жаждущие глаза в центре завораживают, а каждый сантиметр сценографии работает на главную идею постановки. Сергей Кондратенко блестяще справляется с труднейшей ролью Дон Жуана, героя, при первом взгляде на которого женщины теряют голову и ждут от него того, чего он им в конечном итоге не дает. Тут надо быть мужчиной на 200-300 процентов, и у Сергея это получается. Верягин в роли монаха точно играет трансформацию от жестокости к любви. Эффектна Ильина в роли Анны. В роли Лепорелло Владимир Кустарников использует те же краски, что и всегда. Я уже знаю, что от него ждать. Впрочем, Михаил Яншин тоже часто бывал одинаков – тем и ценен. Но больше всего меня в этом спектакле порадовал режиссер Копылов – мастер композиции. Какая творческая энергетика. И как уместны Коломбина, Арлекино, Пьеро. Этих персонажей нет у автора, но насколько они необходимы в результате в этом спектакле…