Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«НЕРОН И СЕНЕКА» НА ФОНЕ «ВИШНЕВОГО САДА»

13 Ноября 2011

«НЕРОН И СЕНЕКА» НА ФОНЕ «ВИШНЕВОГО САДА»

В субботу, 12 ноября V Международный театральный фестиваль «Герои Гончарова на современной сцене» («Современные герои на гончаровской сцене») в Ульяновском драматическом театре им. И. А. Гончарова продолжился сразу двумя приглашенными спектаклями. Но основной сцене Армянский ТЮЗ показал версию пьесы Эдварда Радзинского «Нерон и Сенека». А на малой сцене «Постскриптум» в это время при полном аншлаге театр кукол «Огниво» из подмосковных Мытищ предствил «Вишневый сад» Антона Павловича Чехова.

Спектакль «Нерон и Сенека», который ТЮЗ из Еревана показал в Ульяновске поставлен художественным руководителем театра, председателем СТД Армении Акопом Казанчяном. Диалог самого жестокого тирана в истории императора Нерона и его учителя Сенеки, хоть и велся на армянском языке дошел до каждого находящегося в зрительном зале. Иной раз не надо было даже титров с русским переводом на огромном экране, чтобы понять смысл последней словесной битвы самого большого моралиста Сенеки с воспитанным им самым ужасным убийцей Нероном. Император-тиран раскрыл заговор, организованный против него сенаторами под руководством своего учителя. Все участники заговора были уничтожены, а Сенека – выдан тирану. Жестокая правда откроется Нерону в ходе тихой беседы. Учитель понял, что все преступления императора, воспитанного им, были совершены с молчаливого его согласия. Зритель понимает всю меру ответственности мыслителя в судьбе отдельного человека и целого народа. Уничтоженным победителем уходит со сцены и из жизни Сенека. Это он, а не Нерон мощный обвинитель и обвиняемый с тихим голосом, чьему оьаянию и абсолютной правде подчиняется и публика и занявший кресло режиссера Нерон. Он, ставящий эту последнюю комедию жизни, так и не постиг всех предлагаемых обстоятельств. И платой теперь ему будет Одиночество. Лишь Конь-сенатор станет повторять заученные фразы про мудрость и справедливость Цезаря. А а налогии и сравнения возникают в зрительном зале сами собой...

Постановщик «Вишневого сада», белорусский режиссер из Гродно, выпускник Ленинградской театральной школы Олег Жюгжда создал пожалуй один из самых необычных спектаклей фестиваля в Ульяновске. Он признается:

- Когда-то  за сочинение по «Вишневому саду» я получил пятерку. Сочинение было правильным, абсолютно «правильным» для своего времени. Спустя много-много лет, мне захотелось все сделать «неправильно», наоборот, не о каком-то мифическом светлом будущем...

 Этот спектакль остросовремене и своевременно асоциален и актуален. Он о дне сегодняшнем, в котором мучается Лопахин – единственный живой персонаж на фоне полулюдей-полукукол. Мучается, потому что талантлив, потому что умен, потому, что любит. И все совершенно понятно и ясно, и иногда даже смешно (до слез). Потому что все  персонажи – обыкновенные, иногда смешные, иногда нелепые, которые хотят просто жить, просто спать, просто есть, просто любить. Четвенть шага отделяет людей от превращения в кукол и наоборот. Они мучаются все от невозможности вернуть все из прошлого, от самой мимолетности жизни, от того, что ты никогда уже не будешь прежним и в лучшем случае застанешь только пепелище и пни  своего вишневого сада, который вырубили то ли по случайному совпадению, то ли по  насмешке судьбы, то ли по твоей вине. Криком отчаяния звучит голос насильно укладываемой в кукольную коробку-гробик Раневской: «В последний  раз  взглянуть  на стены,  на окна...  По этой комнате любила ходить покойная мать...» «Сестра моя, сестра моя!..» – на грани истерики вторит ей Гаев. Приходит время Лопахиных и демонического вида Шарлотт. Потому что все мы, в конечном счете, виноваты в том, что позволили себе стать такими, какие мы есть.

Остаются лишь вишневое деревце под стеклянным колпаком, на которого уже нацелен топор не то Раскольникова, не то войны из Фенимора Купера, да умирающий крошечный Фирс в неподражаемом исполнении худрука «Огнива» Станислава Железкина. Эту трогательную куклу под заказ бережно и с любовью изготовили аж в Финляндии.

Финита!.. Остается лишь верить, что Россия в меньшей степени «вишневый сад», чем у Чехова.