Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

"Отечество и судьбы-2014": продолжение

08 Декабря 2014
Фестивальные выходные (6 и 7 декабря) в театре подарили зрителям разнообразие жанров и форм сценического искусства: в субботу театралы смогли насладиться оперой Римского-Корсакова «Царская невеста» и музыкально-пластическим моноспектаклем «Восточный ларец», а в воскресный вечер — погрузиться в документальную стихию постановки «История одного преступления», основанной на реальной переписке Петра Столыпина и Льва Толстого. 

Показ оперы в драматическом театре, по признанию Сергея Шепелёва, главного режиссера Марийского театра оперы и балета имени Эрика Сапаева, сопряжен с некоторыми сложностями, однако сотрудничество с ульяновским театром драмы оказалось счастливым исключением из правил: хорошая акустика и оснащенность сцены позволили найти хороший баланс между звучанием из оркестровой ямы и со сцены, и ульяновцы без помех смогли насладиться оперным искусством.
 

«Царская невеста» — одна из самых известных опер Римского-Корсакова — повествует о временах Ивана Грозного. Сюжет почти сказочный: царь выбирает в невесты Марфу (Валерия Баландина), девушку, в которую влюблены два друга, добродушный Иван Лыков (Александр Столбов) и раздираемый ревностью и безответной страстью Григорий Грязной (Иван Вахрамеев). Любовница Грязного Любаша (Любовь Добрынина) подменила приворотное зелье на отраву, и Грязной сам подмешал ее в питье царевне. Итог трагичен — невинно гибнут влюбленные Марфа и Иван, а Грязной и влюбленная в него отравительница получают возмездие. Роскошные сводчатые палаты и расписные одеяния героев — все подчеркнуто декоративно, условно. Однако за внешней картинностью скрывается нестареющая правда о чувстве и страсти, как высшем испытании для человеческого сердца. Недаром «злодейка» Любаша, расплатившись за злодеяние сперва своей честью, а затем и жизнью, срывает оглушительные аплодисменты на поклоне. Зал аплодировал, кстати, на протяжении всех четырех действий — едва ли не каждой партии Марфы и ее отца, Василия Собакина (Дмитрий Романько), исполнителям центральных ролей и удивительному ансамблю, сложившемуся под руководством режиссёра-постановщика Сергея Шепелёва и дирижёра Дмитрия Банаева. 

_DSC9824-1.jpg

На малой сцене во второй фестивальный день царила стихия танца — используя средства именно этого вида искусства, актриса из Тель-Авива Татьяна Хазановская представила моноспектакль по сказкам Власа Дорошевича «Восточный ларец». В своей дебютной режиссерской работе актриса сочетает выразительность, узнаваемую пластику и особую повествовательную структуру восточного танца с притчевыми историями. Спектакль существует на границе жанров, в отсутствие декораций, завораживая доверительной интонацией и тонкой, воздушной атмосферой, воздействующей, как старинное арабское заклинание.
  Спектакль следующего конкурсного дня, на первый взгляд, диаметрально противоположен предыдущим — в своей подчеркнутой документальности, реалистичности. Овеянным легендами временам Московской Руси и Древнего Востока противостоит слом веков, преддверие Революции, та точка невозвращения, к которой так часто обращают свои взоры интеллектуалы и люди искусства на рубеже XX-XXI столетий. Пьеса «История одного преступления» была написана по заказу Пензенского драматического театра имени А. В. Луначарского в 2012 году московским драматургом Ольгой Михайловой. История бытового убийства — крестьянка зарубила топором свекра — становится предметом переписки двух влиятельнейших умов начала XX века — Петра Столыпина и Льва Толстого. Обращение пензенского адвоката с просьбой защитить Марью Крюкову от неминуемой каторги вызывает спор о правосудии, судьбе простого человека в государстве и необходимом переустройстве России. Однако пока неторопливо течет многословный эпистолярный поединок высоких умов, у подзащитной остается все меньше времени и надежды на спасение. Живой нерв спектакля существует на границе между словом и делом, умствованиями философов от литературы и права и бытовой мудростью простой русской женщины, между казенной интонацией секретаря, зачитывающего очередное письмо, и горькой просьбой преступницы заплатить суду, чтобы те ее скорее казнили. Когда же Толстой и Столыпин самолично прибывают в Пензенскую губернию с намерением спасти хотя бы одну живую душу, оказывается, что спасать уже некого. «Опоздали!» - вторят друг другу писатель-гуманист, министр-реформатор и безвестный пензенский адвокат. Размышляя о судьбах государства, потеряли человека. Не успев спасти человека — потеряли государство.

_DSC9864-8.jpg