Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Была любовь...

12 Февраля 2015
Бесконечной любви, победившей войну и разлуку, есть место не только на театральных подмостках, но и в реальной жизни. Накануне дня всех влюбленных вспомним историю счастья, рассказанную народной артисткой России Лией Ефимовной Радиной.

Он: Вот эта девочка будет моей женой. 
Она: Матвей Филиппович, вы ищете дрова в истопленной печи. 
Он: Как жаль, что такое трудное время. Но я бы все-таки нашел! 

Заканчивался 1943-й. Она только что вернулась с фронта, насмотревшись смертей и зная цену ухаживаниям. К тому же годы, на которые старше ее новый поклонник, в юности кажутся непреодолимой преградой. Но мужчина всегда победит женщину, если внушит ей уверенность: никого вокруг, кроме нее, не существует. Все, мир исчез – ни красавиц, ни проблем, сама смерть ничто, когда любимая рядом… 

Матвей Шарымов мог стать художником, его деревенский шабер Аркадий Пластов так и говорил: «Учись, учись, тебе Богом дадено!» Но другой сосед по Прислонихе убеждал, что Матвею надо петь, такой бас, как у него, раз в пол-века даруется. Еще он писал стихи. Выбрал профессию артиста. Но главный и столь редкий его талант был в умении любить. 

К 15-летию совместной жизни он, как всегда, запишет в толстую зеленую тетрадь новые стихи: 
Было время с тобой нам измерить 
Любовь твою и любовь мою. 
И если меня унесет с собой смерть, 
Долюбливать буду тебя в раю… 

А для начала он создал ей рай на земле. Пришел к родителям невесты: «Я так долго был несчастен. Не лишайте меня возможности испытать счастье». Люся, как и положено девушке с бездонными глазами, капризничала: «Я очень плохая, ветреная, транжира, люблю одеться». Был бы поглупее, может, и поверил, но он даже не слушал, что она говорит, любовался, как слова закругляют ее губы… 

В приданое «транжира» принесла одеяло, сковородку и две ложки. Но в доме у них были еще две настоящие мужские руки, поэтому появилось все: картины, тумбочки и полки лучшей в мире фирмы «Шарымов и Люся». И должен был появиться сын, которого он ждал, ждал, ждал, посылая в роддом записки: «Моя Люська! Если родишь дочку, я тебя в дом не возьму». А 8 марта написал: «Ну и правильно сделала, какой же нормальный мужик родится в Международный женский день!» 

Когда расставались надолго, почта приносила ей по 8-10 писем в день. Трудно поверить этому в наше неромантическое время. Впрочем, и они жили не в самые благополучные годы. Просто, если хочешь получить в подарок большую любовь, готовься жертвовать сам. Ругались ли они? Сейчас кажется, что совсем нет. Она, бывало, сорвется. Он сразу: «Ну и что?» - «Ничего…» - «Ну и все!» - и прижмется к щеке. Распределяя роли в семье, говорил: «Ты – моя любимая советская власть! Руководи». Власть отправлялась готовить, он садился шить дочке шубу. 

Утром жена просыпалась от мужского удивления: «Какой бог мне тебя дал?» 

Вечером он снова доставал тетрадь: «Ты жизнь мою улыбкой озарила, круглила смехом острые углы…» 

Большую часть их жизни занимал театр. Она стала народной артисткой России, но он об этом не знает… 1 марта 1968 года после тяжелой и продолжительной болезни в Ульяновске умер заслуженный артист РСФСР Матвей Филиппович Шарымов. Хоронил его весь город, люди шли и шли, утешали, говорили: «Он – великий артист, но умер заслуженным». Для нее в тот миг все слова были неважны в сравнении с тем, что он уже не распахнет дверь с охапкой цветов и криком: «Люська! Родная!..» 

Она остановила стрелки в миг его последнего дыхания, и часы стоят четверть века. Но в доме ее по-прежнему встречает он: - Как дела? - Да, в общем, ничего. Скажи, как мне жить дальше? - разговаривает женщина с портретом. – Ты видишь, я так и не вышла замуж. Поклонники были, но разве их можно сравнить с тобой? А потом, ты же сказал: «Долюбливать буду тебя в раю…»

4.jpg 
1.jpg2.jpg 
5.jpg 
6.jpg 
3.jpg