Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Женитьба» – это смешно!

"Народная газета"
8 мая 2013 года

«Женитьба» – это смешно!

Чем больше в афише классики с ее глубинными смыслами и подтекстами, тем больше тянет в этот театр зрителя, знающего толк в театральном искусстве. В этой связи все больше радует Ульяновский драм-театр имени И.А. Гончарова. Недавно театралы стали свидетелями гоголевской «Женитьбы».

Ну помните, вечные женские сомнения? Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича… А мужские? Все был неженатый, а теперь вдруг женатый… Пьесу вроде бы с бытовым, но не умирающим уже много лет сюжетом взялся поставить на ульяновской сцене заслуженный деятель искусств РФ Василий Пектеев. В его «Женитьбе» дело, разумеется, не в том, кого выберет в мужья купеческая дочь Агафья Тихоновна и кто из женихов больше других хочет и достоин пойти под венец. Дело в характерах, подчиненных обстоятельствам никчемной жизни. И в нежелании, неумении эту жизнь и обстоятельства изменить. Сомнения, нерешительность, беспомощность — в словах и поступках — вкупе с глупостью и отсутствием ясных целей проникли в каждую клеточку.

Надворный советник Подколесин, только и рассуждающий о том, жениться или нет, по сути, ничего не способен изменить в жизни. Он так и будет испытывать то детский восторг от возможности вкусить запретный плод, то по-детски же сладкий трепет от близости женитьбы. Инфантильный до дрожи и забавный в своей внезапной решимости, наивный в мечтах и, как ребенок, жестокий в редких поступках, когда прыгает в окно буквально из-под венца… Это самый яркий персонаж спектакля и одна из самых удачных, эмоциональных ролей Дениса Верягина. Подколесин продуман в пластике и жестах, каждое его сомнение, каждый «шаг вперед и два шага назад» проиграны до мелочей, потому за ним интересно наблюдать весь спектакль. Он жалок и смешон — и в глуповатой радости своей, и в обидных слезах.

Критики считают, что комедии Гоголя легко принимают любое режиссерское вмешательство, таков текст и дух этих произведений. Сатирические — бытовые и человеческие — гоголевские зарисовки режиссер доводит до фарса, а актеры до гротескового комикования. Этому способствует и сценография спектакля (художник — Татьяна Спасоломская) — декорации и костюмы слегка чересчур роскошны, нарочито театральны, но именно в эти «одеяния» легко вписываются персонажи «Женитьбы». Для них сватовство — это разного рода перебор: и в претензиях, и в требованиях, и в оценках, и в мечтах. А актеры добавляют нелепых излишеств в характеры, облик и пластику персонажей. Тут важно, чтобы они при этом не чувствовали некоего дискомфорта или помнили о чувстве меры. Это получается у неузнаваемого Михаила Петрова (Жевакин), у неожиданного Ильи Полякова (Яичница), колоритной Ирины Янко (сваха Фекла Ивановна), в меньшей степени — у перебирающего в комиковании Виктора Чукина (Анучкин) и у Ольги Новицкой (Агафья Тихоновна), которой не хватает логической четкости образа — то ли капризная девочка, то ли засидевшаяся в девках купчиха? Пожалуй, недотягивает до фарсовой феерии и испытывающий удовольствие от своей подловатой деловитости Кочкарев в исполнении Андрея Максимова.

Но не бывает спектакля без субъективных неудовольствий и недоумений. Важно целостное впечатление. А оно — есть! Непременно вспоминается гоголевское желание «собрать в одну кучу все дурное» и «разом надо всем посмеяться». «Ну и дураки же вы все!» — хочется воскликнуть персонажам спектакля, сопрягая это — как ни странно! — со своим жизненным опытом. А потом вдруг загрустить вместе с Подколесиным и Агафьей Тихоновной. Хочется ведь — ну раз в жизни! — решить что-то безвозвратно и навсегда. Вопреки собственным сомнениям и назло окружающим дуракам.

Публика с удовольствием смеялась и аплодировала, а значит, спектакль понят и принят. Знакомые с репертуаром нашего театра наверняка согласятся со мной: пусть на ульяновской сцене будет больше добротных, крепких классических постановок — и утонченно-рафинированных, и философских, и сочных, вкусных, ярких — как «Женитьба». И пусть массовый зритель заполняет зал не только на комедиях зарубежных, но и на комедиях «бессмертных», каковыми и являются произведения Николая Васильевича Гоголя.

Татьяна Фомина