Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Желтая майка

"Симбирский курьер"
22 января 2013 г.

Желтая майка

Морозов

Как сообщил в субботу «СК», на минувшей неделе был назначен новый художественный руководитель драматического театра. Им стал челябинец по рождению, представитель санкт-петербургской театральной школы, выходец из театральной семьи 35-летний режиссер Сергей Анатольевич Морозов (на снимке). Он поставил перед собой непростую цель – привлечь в театр молодежную публику и создать в городе такую ситуацию, чтобы билетов в «драму» было не достать.

Одной из причин, по которой Морозов после долгих переговоров согласился на предложенную должность, стал тот факт, что он «увидел возможность применения своих сил»: – Театр обладает очень серьезным, мощным внутренним потенциалом. Но если бы в творческом состоянии театра было все идеально, то зачем мне приходить? Это одна из сильных трупп театральной провинции, которая нуждается в работе и в некоторой «селекции». Будут приглашения и, может быть, расставания с кемто из актеров. Но я ввел за правило: когда прихожу в театр, должен поработать с каждым членом коллектива, прежде чем делать те или иные выводы. Я должен увидеть, как то слово, которое сегодня я говорю артисту, сегодня же в нем откликается.

Режиссер поставил перед драмтеатром задачу привлечь зрителей всех возрастов: от детского сада проходить через школу, обращаться к молодежи и восходить к интеллектуальной культурной элите. Самое проблемное звено в этой цепочке, считает Морозов, – подростки: – Как привлечь в театр молодежь, нащупать диалог с которой весьма и весьма трудно? Однозначных рецептов я не знаю. Моему сыну 13 лет, и даже его выбор меня порой удивляет и шокирует. В механике есть закон вибрации, согласно которому деталь, находящуюся в движении, нельзя останавливать резко. Думаю, диалог с молодежью на классических спектаклях не всегда получается таким, как того хотели бы артисты, потому что происходит резкое вторжение в «вибрацию» подростков 14-16-ти лет. Задача театра – взять те «инструменты», те ритмы, ту музыку, тот сленг, которые им близки. Например, есть пьеса для студенческого театра «Играем Ромео и Джульетту» («Ромео и Джульетта» – моя мечта, которую мне пока не удалось воплотить), я держу ее в своем «портфеле». В ней параллельно развиваются история любви Ромео и Джульетты ее репетируют два героя – и личная история актеров, очень напоминающая сюжет Шекспира. Еще одна вещь – современная пьеса-притча «Северный ветер», которая подошла бы для подростков 11-13 лет, когда затрагиваются первые волнующие струны их души. Мне с молодежной частью труппы предстоит найти для этого единое дыхание.

Как заявила директор театра Наталья Никонорова, в режиссере ее привлекло видение позитивного театра, и он подтвердил ее слова: «Я за тот театр, который дарит надежду зрительному залу». Он пояснил, что для него было важно узнать: несмотря на то, что поставленный им «Месяц в деревне» по пьесе Тургенева заканчивается совсем не хеппи-эндом, тем не менее он оставил достаточно теплое и светлое «послевкусие».

Не называя конкретных пьес, Морозов уже до конца театрального сезона начнет работу над двумя новыми постановками. Возможно, одна из них будет музыкальным спектаклем, вторая спектакль по русской драматургии, которую режиссер очень любит: «Я вижу базу репертуара на основе русской и российской классики с достаточно острыми, интересными, порой спорными ответвлениями от этого направления, поскольку театр – это всегда диалог, и он может быть острым». Уже поставив пять спектаклей по пьесам Николая Островского, он надеется, что это только первая пятерка. В дальнейшем планирует осуществить пластическую – или частично пластическую – постановку, мюзикл. Каждый из будущих проектов потребует от актеров полной отдачи. Планируется создание школьного абонемента, в рамках которого учеников будут приглашать на «Горе от ума» по Грибоедову, восстановят чеховских «Трех сестер» и один из «гончаровских» спектаклей.

- Я приверженец классического театра, изложенного современным языком, – пояснил Морозов. – Мне хочется найти текст, который был бы абсолютно «не мой» по стилистике, и с той частью труппы, которая пойдет за мной, осуществить эксперимент и «присвоить» его. При этом сделать его не однодневкой, потому что такие пьесы, как правило, быстро сходят «на нет». Не знаю ни одной пьесы 1990-2000-х годов, которые остались бы в репертуаре надолго. Я готов откликнуться на любое предложение современного автора, если оно сделано в профессиональном ключе.

Пока неизвестно, поддержит ли нового худрука его семья, но он переезжает в Ульяновск.

Правда, оставляя за собой право реализовывать проекты в других городах. В частности, сейчас он работает над постановкой в «Театре на Фонтанке» Санкт-Петербурга, где работает актрисой его жена Людмила Бояринова. Кроме того, он не собирается «монополизировать» постановочную деятельность в нашем театре, и еще до подписания договора написал знакомым российским режиссерам с прицелом на приглашение их для постановки спектаклей в Ульяновске. В настоящее время он помогает актеру театра Александру Лебедеву осуществить постановку по написанной самим молодым человеком пьесе «Дурь»: основой для пьесы стали тексты, написанные разными людьми в социальных сетях и связанные с проблемой наркомании.

Весной в Ульяновск приедет для начала новой постановки уже полюбившийся ульяновской публике и театральной труппе народный артист Латвийской ССР, заслуженный деятель искусств РФ Аркадий Кац.

Актеры, занятые в спектакле «Месяц в деревне», сами «назначили» себе главного режиссера еще в ноябре. В ходе репетиций Морозов передавал наиболее ярко проявившему себя актеру желтую «майку лидера». Эта игра завершилась тем, что после премьеры артисты вручили режиссеру новую «майку лидера» с соответствующей надписью, причем на спинке значилась еще одна: «Наш новый художественный руководитель».

Анна Школьная

"Симбирский курьер"

22 января 2013 г.