Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Необъяснимо, как любовь

"Симбирский курьер"
13 декабря 2012 г.

Необъяснимо, как любовь

Последнюю премьеру 2012 года Ульяновский драмтеатр откровенно посвятил Новому году.

Спектакль получился легким, воздушным и искристым, как шампанское. И если в случае со спиртным главное – не перебрать, то в «Принцессе Турандот», пожалуй не переборщить с поисками скрытого смысла.

Известную сказку прославленного итальянского драматурга группа постановщиков решила в жанре репетиции.

Режиссером в ней выступает маска итальянского театра дель арто О – Ольга Новицкая. Она сразу предупреждает зрителей: если кто-то пришел узнать, как будет развиваться сюжет и поженятся ли главные герои, пусть уходит сразу. Все будет, как положено, и в финале будет свадьба. В дальнейшем О следит за сюжетом, предлагает и тут же осуществляет разные варианты его развития, а если актеров «вдруг» несет не туда, то направляет их в нужную сторону. В этом ей помогает Труффальдино (Антон Корнилов). Он со своими ужимками и комментариями, пожалуй, более других масок подчеркивает: происходящее на сцене есть лишь игра.

Может быть, именно стремление сделать из спектакля некий карнавал привело к тому, что главные герои не возвышаются над второстепенными.

Принц Калаф, конечно, появляется на сцене буквально в первые минуты спектакля, но он не величествен или хотя бы прекрасен. Взлохмаченный Калаф развенчан и осмеян. В этом непривычном, трогательном образе Денис Верягин даже более интересен, чемв привычном амплуа этакого красующегося героя или в образе, с которым он практически сжился – Ивана Александровича Гончарова. Этот принц-бродяга, которому удается разгадать все загадки Турандот и жениться на жестокосердной принцессе, проводит на сцене много времени. Но стоит появиться «китайскому» императору Альтоуму – и все внимание достается ему, настолько забавен в этой роли Денис Бухалов. Тарталья (Александр Лебедев) держится сторонним наблюдателем, но стоит ему выйти на авансцену – и публика оказывается в его власти. А перед выходом молчаливых евнухов О вообще останавливает действие, и на мгновение чудится, что вот они – главные герои! – и сейчас «режиссер» попросит публику позвать их, как кричат на новогоднем празднике дети: «Дед Мороз, Снегурочка, ау!».

Самый яркий образ на сцене создает разве что Дарья Долматова: ее жесткая и упорная в своих стремлениях Адельма – роль по сюжету не самая главная, но очень цельная.

Публику не призывают сопереживать героям, условность действия всячески подчеркивается. О в прологе обещает, что действо призвано разобраться, что же это за штука такая любовь. Но актерам это не удается, и смирение Турандот – Оксаны Романовой – перед этим чувством столь же внезапно, как и необъяснимо. Впрочем, как и сама любовь. По сути, перед зрителем две концовки: в «наши дни» Турандот отвергает Калафа, в «не наши» – принимает его. «Режиссер» О выбирает в качестве окончательного счастливый финал – и он как нельзя более кстати в канун Нового года.

В создании карнавальной атмосферы – заслуга не только московского режиссера Натальи Шумилкиной, работающей в Российском академическом молодежном театре. Многочисленным танцам и пластичному движению на сцене актеров учила балетмейстер московского цирка Никулина на Цветном бульваре Лика Шевченко.

Комплимент художнику по костюмам Кристине Константиновой, несколькими штрихами создавшей восточный колорит и обувшей «китайцев» в кеды.

Яркую и изобретательную музыку, в которой звучат шелест «рисовой» бумаги, шорох пересыпаемого риса и треск открывающегося веера, написал актер и композитор Иван Волков.

Анна Школьная

"Симбирский курьер"

13 декабря 2012 г.