Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Воздушный!

«Симбирский курьер»
08 ноября 2012 года.

Воздушный!

- Мне хотелось бы создать красивый, ансамблевый, воздушный спектакль. – Сказал санкт-петербургский режиссер Сергей Морозов. Для этого он выбрал сцену и труппу Ульяновского драматического театра.

И уже совсем скоро, 9 ноября, театралы смогут увидеть и оценить премьеру – спектакль «Месяц в деревне» по одноименной пьесе Ивана Тургенева.

Что в имени твоем?

- Меня не специально так назвали, – немного повеселел, оторвавшись от репетиции сцены из спектакля, режиссер, тезка и однофамилец ульяновского губернатора. Это обстоятельство породило вопрос: а не кандидат ли петербуржец Сергей Морозов на до сих пор вакантную должность главного режиссера Ульяновского драмтеатра? Вопрос, видно, достал режиссера. Он отвечает: нет, он в душе – свободный художник. Ездит себе по стране и ставит спектакли, и такая жизнь ему по душе. Ну а там видно будет, сработается ли он с театральным коллективом, что за результаты будут от этого творческого альянса (по репитиции, однако, было заметно полное взаимопонимание актеров и режиссера)… Вот такой был уклончивый ответ.

Вихрь с антрактом

В афише «Месяц в деревне» значится не как спектакль. Это – «вихрь любви с одним антрактом». Но неспроста же Тургенев ворвался на ульяновскую сцену. Почему? – вопрос режиссеру.

- Для меня, – ответил Морозов, - эта пьеса кажется сейчас о-о-очень актуальной. Нужной и важной. Ведь мы живем скучно, сухо и бесчувственно. Тургенев в частности, а в общем золотой век русской литературы дают возможность возродить в зрителе некую амплитуду чувств – прекрасных, возбуждающих, вдохновляющих. Это не только любовь (Тургенев говорил: «Любовь – это не чувство, а буря, болезнь), но и страстность, ревность.

Мне кажется, этого «чувствования» нам в жизни не хватает.

- Вы хотите в этом убедить зрителя?

- Даже не собираюсь никого ни в чем убеждать, а сам хочу окунуться в это ощущение внутри меня клокочущего сердца. Если мое убеждение и внутренний пульс каждого артиста заразят публику, значит, спектакль удался. Я просто предлагаю зрителям присоединиться к такому восприятию Тургенева.

- Премьера с каждым днем ближе. Вы уже можете сказать, получается ли у ульяновской труппы перенести Ваш замысел на сцену, показать этот вихрь чувств?

- Слава Богу, они не показывают, они живут этим. Сказать, получился спектакль или нет, я смогу только 12 ноября (после премьерного показа. - Ред.). Это не только суеверие. Я считаю, непрофессионально давать такие прогнозы, спектакль рождается только при зрителях. Но о работе с актерами могу сказать, что процесс этот – очень интересный. Многое из открытого мною в Тургеневе пришло только благодаря моим коллегам из Ульяновского театра драмы, с которыми я вновь погрузился в пьесу.

- А обязательно ли пережить артисту эту «сладкую болезнь любовь»?

- В этом величие театра. Чтобы сыграть проститутку, не обязательно же выходить на панель. В «вихре любви» заняты и совсем молодые актеры, да можно впервые полюбить и в 60. Но желание любви вечно и знакомо практически всем людям. Однако чтобы донести Тургенева до зрителя, нужно поработать с каждым актером. Порой приходится прорывать те границы понимания чувства, которые каждый из нас выстраивает сам.—

От распахнутой сцены шок

- Каковы Ваши впечатления от ульяновского театра и труппы?

- Актеры – профессионалы. С хорошим потенциалом. Есть интересные индивидуальности. Мне нравятся и ульяновские зрители, и все это пространство (он обводит рукой весь зрительный зал и сцену). Когда в первый раз вышел на эту сцену, а она, как вам известно, совершенно распахнута, я был в шоке. И стало ясно: непростая у меня задача справиться с такой кубатурой. Но, как ни странно, мы справились с этим довольно быстро.

- Как Вы оказались здесь?

- С третьей попытки! Приглашался еще Юрием Семеновичем Копыловым, давно, но тогда не сложилось. Потом – еще неудача. И вот я здесь. И встретил хороший творческий коллектив, со своими традициями, проблемами и так далее.

«Симбирский курьер»

8 ноября 2012 г.