Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

В ульяновской драме - премьера сезона

«Ульяновская правда»
16 октября 2012 г.

Трагифарс о любви и безумии

В ульяновской драме - премьера сезона

Пьесу бельгийца Фернана Кроммелинка «Великодушный рогоносец» считают классикой XX века и настоящей легендой театральной сцены. Хотя бы потому, что своей силой и глубиной познания «безумной любви» она вдохновила Пабло Пикассо на серию офортов. Российские театралы знают ее в основном по постановкам Всеволода Мейерхольда и Петра Фоменко. В Ульяновском драмтеатре премьера этого спектакля состоялась в начале нового творческого сезона. У режиссера симбирской драмы Евгения Редюка получилась смелая и надрывная постановка для публики «18 плюс».
Пикантная история о ревнивом поэте Бруно и его идеальной жене Стелле поначалу вызывает лишь улыбку. Главный герой так сильно любит молодую супругу, настолько восхищен всеми ее пленительными изгибами и полон этим чувством преклонения перед красотой, что начинает совершать нелепые на первый взгляд поступки. Сначала воспевает прелести ее тела перед другими мужчинами, затем предлагает им оценить красоту жены собственными глазами и, в конце концов, выносит вердикт - его возлюбленная не может быть ему верна. Но по мере того как главный герой в исполнении Михаила Петрова из восторженного и вдохновенного возлюбленного превращается в разбитого и немощного безумца, неутомимого в своей страсти найти любовника Стеллы, мы понимаем - все его действия кажутся иррациональными только нам. Ему самому они представляются логичными и правильными - ведь у него созрел план, как он может разоблачить жену и доказать, что он - рогоносец.
Движимый этой дикой идеей, герой Петрова проходит по нескольким кругам безумия, и эти круги словно бы отмеряет мельничное колесо, вращающееся на сцене. А художник спектакля Ольга Соломко не стесняясь обнажает ножки, плечи и грудь героинь, усугубляя атмосферу шального разгула. В этом своем безумии актер настолько органичен, что публика не сразу переключается из режима балаганного веселья, льющегося со сцены в начале спектакля, на горькое сочувствие персонажам. Завораживает и игра Юлии Ильиной, исполняющей роль Стеллы. Говорят, постановка этого спектакля в московском «Сатириконе» прожила лишь три года потому, что Константин Райкин больше не смог играть Бруно - слишком больших душевных сил требовал от него спектакль, и свое состояние в спектакле он назвал «пограничным». Вот и Ильина вместе со своей героиней переживает «больше, чем можно перенести». Вместе с ней она проливает слезы стыда и разочарования, вместе с ней дрожащими руками кутается в грубый плащ и с отчаянием соглашается угождать прихотям мужа. Мучимая безосновательной ревностью супруга, она все же не перестает его любить. Девушка надеется, что исцелит любимого от душевной болезни и все снова вернется на круги своя. Но Бруно требует от нее все большего - теперь, чтобы доказать, что она невиновна, она должна… изменить ему. В конце концов, он заявляет жене, что успокоится лишь тогда, когда все мужчины села пройдут через ее постель. Безумная любовь Бруно обращается чистым безумием и приобретает уродливые формы.
Спектакль до последних минут сохраняют свою парадоксальную и абсурдную карнавальность. Балаганные пляски продолжаются даже тогда, когда катастрофа в жизни героев оказывается неизбежной. Наконец, Стелла понимает, что лишилась главного в жизни - любви к мужу, и сбегает с погонщиком волов. А молчаливый писарь Эстрюго, то ли исполненный сочувствия к другу и хозяину, то ли напуганный его безумием, убивает Бруно.
Этот спектакль о сумасшедшей любви и безграничной ревности, доводящей до безумия, всегда вызывает горячие дискуссии и споры, эхо которых следует за каждой постановкой пьесы. Видимо, и ульяновский вариант «Рогоносца» не сможет избежать этой участи, что, впрочем, тоже неплохо. В следующий раз актёры симбирской драмы покажут «Великодушного рогоносца» 25 октября.

Анастасия Гайнутдинова

Ульяновская правда

16 ноября 2012