Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Немцы привезли на родину Гончарова свою постановку «Обломова»

«Ульяновская правда»
19.06.2012 г.

Немцы привезли на родину Гончарова свою постановку «Обломова»

В Ульяновске завершился международный театральный фестиваль «Герои Гончарова на современной сцене». Этот русско-немецкий проект запустил Григорий Кофман, известный режиссер, актер, руководитель театрально-музыкальной группы GOFF-Company и худрук Русского театра в Берлине.

В Ульяновск он привез популярный в Германии спектакль «Обломов умер. Да здравствует Обломов!», которому в этом году исполняется пять лет. В его основу легла пьеса-инсценировка Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича». Спектакль имеет большую зрительскую историю, известен во многих странах Европы. По мнению режиссера, исполнение «Обломова» в городе, где родился знаменитый писатель, накануне 200-летия со дня рождения Гончарова особенно ответственно. «Это еще раз подтверждает, что большая литература не устаревает, востребована в любую эпоху», – отметил Кофман.

- Григорий Яковлевич, помните, когда впервые взяли в руки роман Гончарова «Обломов»?

- Как и подавляющее большинство советских детей, еще в школе. У вас же наверняка тоже был список литературы для внеклассного чтения на летние каникулы. Такая объемная указивка на пять десятков названий. Так вот моя матушка, преподаватель русского языка и литературы, заслуженный учитель СССР, просмотрев этот реестрик, сказала: «Остальное можешь читать как хочешь, но это, – она ткнула пальцем в «Обло-мова», – обязательно. Я проверю». И проверила. А я прочитал. И мне даже что-то там понравилось. Но потом началась школа, любовь, прочие мальчишечьи радости, и я напрочь выкинул из головы и Гончарова, и «Обломова».

- Вновь заинтересовались романом уже в Германии?

- Я на него буквально наткнулся. Только-только приехал в Берлин, отправился на первую ознакомительную прогулку по городу. И первое, что вижу, – репертуар русскоязычного театра, который так и называется «Обломов». Не мистика ли?..

- Аутентичная публика в Германии ходит на Вашего «Обломова», любит его?

- Приходили пару раз немецкоговорящие берлинцы. Но без фанатизма. Играем в основном для наших русских эмигрантов и в России. «Тевтонцы» из русских драматургов больше любят Чехова. «Обломова» не понимают. Не их креатура. Хотя странно – ведь, казалось бы, антагонист Ильи Ильича Штольц немецких корней…

- Вы преподаете в двух ведущих театральных вузах Европы. Тамошние студиозусы понимают и принимают Вашу наверняка русскую манеру преподавания?

- А мне пришлось ассимилироваться. И теперь я под них подстраиваюсь. Европейская театральная школа ведь предполагает неправильную с точки зрения искусства, творчества, но вполне разумную модель преподавания. Там будущие актеры прекрасно понимают, что главное – зарабатывать достойные деньги от 80 тысяч евро и выше. Исходя из этого и ищут себе работу. Поэтому зачастую выбирают себе театр. Как хобби. И отношение к учебе соответствующее.

- На Первом канале Германии Вы ведете аналог российской телепрограммы «Жди меня». Есть разница с «Жди меня» на русском Первом канале?

- Только одна. Немцы меньше плачут. И можно быть жестче. Но не перегибать палку, поскольку программу смотрит и русскоговорящая аудитория, которая обожает сантименты.

- В 2000 году Вы снялись в нашумевшем голливудском военно-историческом боевике Жана-Жака Анно «Враг у во-рот» о Сталинградской битве, который в России не обругал за историческую неправду только ленивый.

- Для Анно, насколько я понимаю, историческая точность и не была самоцелью. Там другая история – история взаимоотношений в пограничной ситуации боевых действий. И в этом смысле у режиссера все получилось. Мне, к сожалению, не удалось плотно поработать с этим мастером американского кино. Роль у меня была небольшая -комиссар-политрук. Но зато я не без удовольствия понаблюдал, как работают на площадке звезды мирового кино Джуд Лоу и Эд Харрис. Насколько у них все четко. Никакого особенного психологизма. Даже импровизации по заранее разработанному и утвержденному режиссерскому плану. А результат впечатляет. Там еще все было помножено на немецкую точность. Берлинские продюсеры были полноправными участниками всего процесса на съемочной площадке. И если к утру нужна была Волга, то за ночь выкапывали котлован, заливали его водой. И от Волги на экране не отличишь.

- К слову о Волге. Вы стали лучше понимать Гончарова и Обломова, побывав на родине писателя и Ильи Ильича?

- Я появился на свет и половину своей сознательной жизни провел в Ленинграде, Санкт-Петербурге. И для меня, как для человека, родившегося на берегах Невы, в любом городе, стоящем на реке, есть нечто сакральное. Такие города – живые субстанции. Они не безликие, они говорят с тобой. Ульяновск не исключение. Великая русская река придает вашему городу особую силу и духовность. Кстати, я уже много лет занимаюсь моржеванием. Но в предыдущий свой приезд на родину Гончарова полтора года назад поздней осенью окунуться в Волгу не рискнул. А в этот раз искупался. Тем более что погода благоприятствовала…

Николай Владимиров

«Ульяновская правда»

19.06.2012 г.