Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

ЖИЗНЬ В ЛЮБВИ

«Народная газета»
24.05.2012 г.

ЖИЗНЬ В ЛЮБВИ

В театре драмы — хороший ажиотаж. Все актеры готовятся к юбилею и бенефису народной артистки России Зои Самсоновой. О таких актерах говорят: наша гордость, наше национальное достояние, наш раритет. Сегодня она играет императрицу Екатерину Великую или бабушку-грузинку, а завтра — Корову или шекспировскую герцогиню. Порой даже не верится — и это все одна актриса?! Везде — разная и, как она сама утверждает, везде на себя непохожая.

 А начиналось все в 1969-м. В Ульяновский театр приехала выпускница ГИТИСа Зоя Самсонова. «Длинные ноги, длинная шея, тонкая талия и огромные зеленые глаза. Красивее актрисы у нас тогда не было, — вспоминает директор театра Наталья Никонорова. — И сейчас, конечно же, нет».

ДЕБЮТ С ДРОЖАЩИМИ КОЛЕНКАМИ

 Дебютом стала роль башкирской девушки Зубарджат в спектакле «В ночь лунного затмения» Мустая Карима. И актриса поняла: учеба начинается в театре, а институт — это только прелюдия к профессии. «Выходишь на сцену и понимаешь, что ты ничего не умеешь, — говорит Зоя Михайловна. — Растерянность полная. В эпизоде, когда героиня с главным героем поет песенку, я аккомпанировала ему хлопками и… коленями. В смысле коленки так дрожали и хлопали от дикого волнения — даже зрители слышали. У меня и сейчас бывает, что трясутся руки от волнения. 43 года на сцене, но каждый раз выходишь в новом образе, и будто бы нет за плечами этих лет. Багаж всех сыгранных тобой ролей растворяется где-то в темноте. Каждая роль — это заново написанный сюжет из собственной биографии.

 Я всегда становлюсь той героиней, которую играю. И во мне появлялись те качества, которые присущи и необходимы этой героине. Приходила другая роль — и возникало что-то новое. Это называется багаж — человеческий актерский, творческий. Бывают случаи, когда меня на сцене не узнают, и это приятно. Спрашивают: «А кто играл эту героиню? Мы вас не видели в спектакле». Так было в «Последнем сроке» — никто не узнавал меня в той доярке в полушалке, предавшей свою маму. А мне было на 25 лет меньше, чем героине».

 «ЗАНОЗИСТАЯ» СТРАСТЬ

 Я не могла не спросить у Зои Михайловны об одном из своих любимых спектаклей — «Заноза» по Франсуазе Саган, где она сыграла актрису, пережившую безумную любовь. Где же любовь ярче, сильнее, занозистее? На сцене или в жизни?

 — В жизни занозистее, к сожалению, и сильнее, и продолжительнее, — признается актриса. — А на сцене любовь скоропостижна, мгновения убе-гают быстрее, их не поймать. В театральной любви за вечер надо прожить то, что в реальности проживается за годы. И самое главное: если ты не любишь в жизни — никогда не сыграешь настоящую любовь на сцене. И никогда не сыграешь, если не будешь влюблена в своего партнера. Чувства вообще нельзя сыграть. Их надо прожить. Речь не о том, что, ах, у нее роман, любовники и прочее. Это искренняя увлеченность, заразительность именно этим человеком, желание с ним быть, понимать, слушать. А прошел спектакль — и появляется другая роль. И там совершенно другая влюбленность. Но сейчас уже люблю своих партнеров, как детей.

 А партнер по «Занозе» заслуженный артист России Михаил Петров говорит, что это его самый любимый спектакль: «С партнершей возникли такие хрупкие, хрустальные отношения, что казалось: одно лишнее движение, слово — и все разобьется. Мы с Зоей Михайловной не дали им разбиться. И трепетно храним эти теплые отношения. Про влюбленность в партнера сказано абсолютно верно. Это вообще нельзя объяснить словами. Все происходит на уровне подсознания. Что-то между актерами на сцене либо возникает, либо нет».

МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ

 Для бенефиса готовится новая постановка — по пьесе современного драматурга Людмилы Улицкой «Мой внук Вениамин». Спектакль под названием «Незабудки» ставит режиссер Акоп Казанчян (известный нашим зрителям по «Провинциальным анекдотам»). Зоя Самсонова и Клара Шадько играют сестер: увидеть двух таких актрис в одном спектакле — настоящий подарок для театралов.

 — Моя героиня Эсфирь Львовна выпрыгивает из окна, — рассказывает Зоя Михайловна. — Удачно выпрыгивает — без одной царапины. И говорит: «Когда я была между небом и землей, я поняла, что Бог меня любит. Он мне дал ума, чтобы я подумала и решила, для чего мне надо жить». Я тоже была между небом и землей. 19 сентября попала в страшную автокатастрофу. Бог помог. Наверное, все это вызвало у меня желание жить, жить и жить. Ведь даже имя мое само за себя говорит: в переводе с греческого означает «жизнь». Поэтому я так легко не сдамся. И героиня моя тоже.

 Дополню слова актрисы: врачи волновались, что она не скоро встанет на ноги — ну через год-полтора. Но она оказалась мужественным человеком и встала за четыре месяца. Так ей хотелось выйти на сцену. И еще один потрясающий факт: едва выйдя из больницы, Зоя Михайловна съездила в Москву, чтобы увидеть только что родившегося второго внука.

СЛАДКОЙ ВАМ ЖИЗНИ!

 Ведущим на вечере 3 июня станет (по собственному желанию) заслуженный артист России Денис Юченков. Сын юбилярши. Артист московского театра «У Никитских ворот». «Дениска действительно хороший актер. Несмотря на, то что он мой сын, считаю, что он несет актерский крест очень достойно», — говорит мама.

 Возможно, когда-нибудь Денис скажет, как Зоя Михайловна: «Мне везло — у меня не было нелюбимых ролей (а всего она сыграла около 200. — Прим. авт.). Даже в массовках. Я получаю удовольствие от того, что я делаю. И я не жалуюсь на судьбу, потому что в каждом сезоне у меня есть новая роль. Были бы силы и здоровье».

 После бенефиса на память зрителям останутся шоколадки. На них будет написано: «Желаю счастливой и сладкой жизни. С любовью Зоя Самсонова». «Мне хотелось бы, чтобы этот бенефис прошел под девизом любви, — говорит актриса. — В любви рожаются дети и вообще жизнь. Любите жизнь».

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ

«Народная газета»,24.05. 2012