Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Двенадцатая ночь» памяти Юрия Копылова

«Симбирский курьер»
26.04.2012 г.

«Двенадцатая ночь» памяти Юрия Копылова

29 и 30 апреля Ульяновский драмтеатр представит зрителю премьеру «Двенадцатая ночь, или Чего изволите» Уильяма Шекспира. Эту комедию Юрий Копылов уже ставил в 1994 году.

В этом году он решил восстановить спектакль, но не успел. После его смерти 31 марта работу завершил его сын Максим Копылов, актер драмтеатра и студент III курса Московского театрального училища имени Щукина. Такова была воля Юрия Семеновича.

- Сложно доделывать чужую работу?

- Ужасно, неимоверно сложная задача, каторга. Это не мой спектакль, не мною задуманный. В афише сказано, что постановка Юрия Копылова, а режиссер – я. Это может ввести зрителя в заблуждение. Это не спектакль Юрия Семеновича, и это не моя работа. Это спектакль памяти Юрия Семеновича Копылова. Я уверен, если бы Юрий Семенович был жив и сам сделал эту работу, она была бы совершенно другая. Можно сказать, что это ремейк по мотивам его спектакля. И вовсе не потому, что я хочу забрать себе лавры. Это невозможно, учитывая то, что Юрий Семенович – человек, который больше 25 лет занимался режиссурой, перелопатил всего Шекспира «от и до», и вот я, который только встал на этот путь. Начинать свою творческую режиссерскую карьеру с Шекспира – это очень круто! Это все равно, что если бы мне дали «Преступление и наказание» и сказали: «Вот тебе Достоевский, давай, вперед!». Куда, как, почему?

- Что помогало Вам в работе? Вы были на репетициях «Двенадцатой ночи» у Юрия Семеновича?

- Четыре раза. Потом уехал на два месяца учиться. Тогда была работа на уровне хождения с листами бумаги по комнате размером с гримерную… Конечно, проговаривались внутренние ходы, выяснялось, кто чего хочет и от кого, но это было три месяца назад. Как говорят артисты, некоторые даже внешние ходы Юрий Семенович делал по-новому, но я все вернул, потому что у меня была задача, поставленная Юрием Семеновичем, – работать по видеозаписи спектакля 1994 года. Я его, конечно, не помню. Качество записи – как на пиратских видеокассетах с «плавающей» картинкой, где трудно понять, что происходит. Что-то сообразил, что-то до меня не дошло. Сам я не разбирал пьесу, не «копался» в ней, это для меня сложно еще – постигать глубину шекспировскую, поднимать ее на поверхность, говорить о чем-то со зрителем – это колоссальный труд… Но кто же знал, что все так получится и я «вляпаюсь» в такие кратчайшие сроки.

- Зрители, видевшие «Двенадцатую ночь» Копылова в 90-х годах, наверняка будут сравнивать эти постановки.

- Может быть, они увидят какие-то пересечения определенные, но «ремейк Максима Копылова по спектаклю Юрия Копылова» – совершенно другой спектакль, нежели тот, в котором играли Шейман, Александров, Бабичева, Янко. Это другой спектакль, и он – о другом. Восстанавливается только внешний ход, потому что придумывать в такие сроки что-то новое бессмысленно. И декорации сохранены. А внутренние ходы меняются. Артистам того спектакля было по 40 с лишним лет, а этим – по 25-30, у них совершенно другая органика, они играют по-другому и по-другому общаются.

- Актеры помогают Вам?

- Конечно! Не помогали бы – я бы повесился. Сопротивления, слава Богу, нет. Они прекрасно понимают, что в эту ситуацию попал не только я, но и они тоже. И как профессиональные артисты, работающие в профессиональном театре, переигравшие массу драматургии, они прекрасно понимают, что ситуация безвыходная, что спорить и капризничать бессмысленно.

- Волнуетесь?

- Очень! Я выдохну только 30-го, когда будет ясно – либо пан, либо пропал.

- Чья оценка важна для Вас?

- Самую важную оценку я уже никогда не получу. Ни-ког-да. Вторая по важности оценка: будут зрители ходить, будет интересно – значит, что-то получилось у меня. Уйдут в антракте – вот тогда проблемы начнутся, надо будет думать почему. Считаю, что спектакль готов, главное – наиграть его. Дело в том, что половина ребят с Шекспиром столкнулась впервые.

Предполагалось, что к своему 70-летию – ко 2 ноября 2012 года Юрий Семенович Копылов восстановит несколько своих постановок, чтобы отметить юбилей неким парадом спектаклей. Не сбылось. В свой юбилейный год бывший художественный руководитель и президент театра подарил зрителю только «Двенадцатую ночь».

 

 

Анна Школьная

«Симбирский курьер», 26.04.2012 г.