Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Девять месяцев тишины

«Симбирский курьер»
12 ноября 2011 г.

Девять месяцев тишины

Неужели трагедия неизбежна? Беременным не рекомендуется

Художественный руководитель драмтеатра Линас Зайкаускас на каждый свой спектакль приходить кому-то да не рекомендует. «Наташину мечту» не советует смотреть детям до 18 лет, «Чувства» – людям без чувства юмора, а «Лавину» беременным женщинам, особенно впечатлительным.

Ситуация в очередной премьере сезона на самом деле трагична: рожающая женщина должна быть похоронена заживо. Действие происходит в горной деревушке, которая девять месяцев в году живет под угрозой схода лавин. Вся жизнь проходит в страхе – перед опасностью и перед советом старейшин, чьим решениям подчиняются беспрекословно. Страх вынуждает людей держать под контролем все чувства. И даже интимная жизнь подчинена всеобщему страху.

Старшие строго следят за тем, чтобы первая близость между молодоженами случилась не раньше рассчитанного срока: роды должны произойти после того, как минует опасность. Но в этой истории молодые не нарушили запрета. Просто у женщины наступили преждевременные роды. И хотя всем ясно, что уже завтра мужчины смогут пойти на охоту и подстрелить первого зверя, они также понимают, что если женщина родит сегодня, то погибнет вся деревня. Она обещает не кричать, но – возражают старшие ребенок-то закричит!..

По словам режиссера, после прочтения пьесы турецкого драматурга Тунджера Джюдженоглу в 2002 году он долго думал о том, как можно поставить спектакль, в котором нельзя кричать, хотя страсти разыгрываются нешуточные: в нем есть сцены избиения, отчаянных споров и ссор. Как ввести в постановку музыку – что за спектакль без музыки? – так, чтобы ее звучание не противоречило «закону о тишине»? Когда этот режиссерский ребус был решен, Зайкаускас поставил «Лавину» в Челябинске, а теперь и в нашем театре.

Режиссер решил в спектакле не только эти «технические» вопросы. Исподволь он вывел в главные герои Молодого мужчину, мужа беременной Молодой женщины (все действующие лица в пьесе безымянные). За какие-то несколько часов, в течение которых развивается все действо, он проходит путь от шалопая, по делу и без дела получающего затрещины от отца и деда и до дрожи боящегося тяжелого взгляда старика, до взрослого мужчины, способного противостоять не только своей семье, но совету старейшин. Еще утром он вместе с отцом, в сущности, таким же мальчишкой, курил сигареты и пускал витиеватые клубы табачного дыма, веселя публику сценой, напоминающей кадры из первой части трилогии «Властелин колец», когда маг Гэндальф выдохнул дым в виде корабля и пропустил его сквозь кольцо хоббита Бильбо.

Он падал на колени и целовал руки повитухе, которая должна была доложить совету о том, начались ли роды, а затем целовал и сапоги Председателя совета старейшин. И вот он не мальчик, но муж. Пусть приехавший в Ульяновск актер Андрей Максимов и не обладает мужественной внешностью, тем неожиданнее для всех внезапное взросление вчерашнего мальчишки, которого так легко было поучать и так удобно было таскать за густые кудри.

Следуя за текстом пьесы, Зайкаускас усиливает комизм в характеристике персонажей и в самом действии.

Прекрасна в роли хитрой Пожилой женщины, прикидывающейся неходячей и выживающей из ума, народная артистка России Клара Шадько, поедающая в постели колбасу, отжимающаяся от пола (в ее-то годы!), изумительно передающая старушечью безучастность к происходящему, из которой ее выводит только осознание: у невестки начались схватки. Трагикомичной в исполнении народного артиста России Алексея Дурова становится роль беспристрастного Председателя, которому в день премьеры зал аплодировал прямо посреди действа. Смешным оказывается и Охранник в исполнении Дениса Бухалова, едва не сгоревший заживо отруки полоумного деда – Пожилого мужчины. По-свекровски стервозна, а потому и смешна Женщина, мать Молодого человека – заслуженная артистка России Елена Шубенкина. Заслуженный артист России Виктор Чукин, недавно приглашенный на работу в наш театр, быть может, излишне серьезен в роли ее мужа, Мужчины. Зато исключительно комичен в своей немногословной роли заслуженный работник культуры РФ Геннадий Родионов, член совета старейшин, которого по неосторожности убивают, и чья смерть вдруг тоже становится поводом для смеха.

Заданный в пьесе комизм Зайкаускас усиливает бытовыми и физиологическими деталями – то герои звонко писают, что прекрасно слышно изза оглушающей тишины, то Мужчина почесывает пятую точку, то его сын картинно, на публику, надевает брюки. По воле режиссера герои копируют жесты друг друга… Весь этот комизм – как белая полоса, служащая для того, чтобы подчеркнуть черноту неотвратимо приближающейся трагедии. Особняком стоят две героини спектакля. Тихий ужас перед предстоящим воплотила Марина Карцева, создавшая лирический образ Молодой женщины.

Всю обреченность и покорность закону достойно, скупо и графично – в противовес фарсу – воплотила в Женщине-повитухе Фарида Каримова. Причем актриса была введена в спектакль буквально перед премьерой, заменив заболевшую Ирину Янко.

 

Анна Школьная

«Симбирский курьер», 12.11.2011