Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Золушка на вырост

«Ульяновская правда»
13 сентября 2011г.

Золушка на вырост

Романтика подворотни на малой сцене симбирской драмы

Мастера искусств всех времен и народов уже не раз задавались сакраментальным вопросом: «Легко ли быть молодым?». Иногда ответить с трудом удавалось даже тем из них, кто сам еще не вступил в пору зрелости.

Три года назад очередную попытку предприняла молодая драматургиня из Екатеринбурга Ярослава Пулинович. Решив, что уже достаточно знает об этой жизни и жестокостях окружающего мира, девушка, которой едва исполнился 21 год, написала пьесу для одной актрисы «Наташина мечта». С претензией на глубину чувств, но грешащую определенной репортажностью, эти чувства подчас начисто нивелирующей. Художественный руководитель Ульяновского драматического театра им. И.А. Гончарова Линас Зайкаускас и молодая актриса театра Марина Карцева в этом монологе-репортаже сумели разглядеть НЕЧТО и в минувший четверг на малой сцене «Постскриптум» представили на суд публики одноименную премьеру, на которой «УП» поняла – сегодня судьбой «маленьких вер» и асановских подростков можно удивить и шокировать, но не более...

Это – премьера, которую без преувеличения ждали. «Наташина мечта» – первая постановка на ульяновской сцене Линаса Зайкаускаса. Новый худрук симбирской драмы ожидания оправдал вполне. Почти часовой по времени рассказ юной детдомовки Наташи Баниной, отстаивающей право на свою Любовь в жестоком и циничном мире взрослых, не утомляет, а, несмотря на наличие в нем чернухи, держит в напряжении. Хотя перед нами хрестоматийная история Золушки. Золушка эта нравственно вывернута наизнанку и психологически мастерски препарирована. Вместо доброго отца-лесничего Вадька-сутенер, убивший маму Наташи, вместо мачехи неприятная, но по-своему понятная «воспитка». В роли добросердечной феи недалекая, но понимающая подруга. «Прекрасный принц» из заштатной районной газетенки. Чай с конфетами в редакции и статья в номере как парафраз хрустального башмачка. Как тут не сломаться... В спектакле Линаса Зайкаускаса в отличие от драматургического первоисточника, дающего достаточно общее представление о метаморфозах внутреннего мира героини, Наташа не ломается. А публика напряженно ищет ответ на вопрос: главная героиня – жертва, жаждущая сострадания или же не заслуживает жалости?

Незадолго до официальной премьеры на малой сцене ульяновского театра «Наташина мечта» приняла участие в Международном театральном фестивале «Видлуння» в украинском городе Хмельницкий, где была названа «Выдающимся спектаклем-монологом». Режиссера из Штуттгарта Андрея Критенко поразили искренность и ясность этого спектакля, точность в выборе выразительных средств. Профессор РАТИ Александр Бармак считает: «Это очень тонкий и умный спектакль, просвеченный добром в режиссерском замысле и в актерском исполнении и оставляющий страшной изуродованной душе подростка, а заодно и всем нам, надежду выбраться и вознестись». А известный театральный критик Нина Мазур уверена: «Необходимая в данной ситуации сдержанность ульяновского спектакля на фоне его актуальной проблематики создает необходимый контраст в рамках происходящего на сцене, поднимая драму до высот личной трагедии маленького человека. А актуальная проблематика обогащает «Наташину мечту» дополнительным ярко социальным и высокохудожественным смыслом».

И все правы. Режиссер профессионально облек историю в форму, цепляющую зрителей. Марина Карцева блестяще и по-актерски филигранно чувствует, обтачивает и украшает роль задевающими за живое интонациями. Правда, комиксы, иллюстрирующие происходящее на большом экране, становятся для создателей спектакля и эшафотом, и плахой, и гильотиной в одном флаконе. И режиссер, и актриса владеют профессией. Но только романтика подворотни с обилием идиом (залог зрительского успеха на малой сцене, которую позиционируют в театре как площадку ярких и смелых экспериментов) не раскрывает внутренний мир и не дает осязать мятежную душу героини. Цепляет форма, сублимирующая содержание. Наташу жалко, но жалостью к бездуховности, которой никогда не подняться и не воспарить при всех задатках и предпосылках.

А жаль...

Артур Артемов
«Ульяновская правда», 13.09.2011