Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Деревянная тройка для Александра Чацкого

"Симбирский курьер"
3 сентября 2011г.

Деревянная тройка для Александра Чацкого

Юбилейный, пятый, спектакль поставил в Ульяновском драмтеатре московский режиссер Аркадий Кац. Первыми зрителями, увидевшими премьеру сезона «Горе от ума» по пьесе Александра Грибоедова в День знаний, стали ученики первой гимназии.

Появление в репертуаре нашего театра классической пьесы неудивительно и даже закономерно. И Кац, как режиссер классической школы, решил ее в классическом ключе.

Никто и не ждал от него постановки модерновой, но, в отличие от его предыдущих спектаклей, в «Горе от ума» не случилось ни открытий, ни откровений. Просто хороший классический спектакль. К слову, этот спектакль послужит для ульяновцев прекрасным напоминаем о том, откуда в нашем словаре столько крылатых фраз. «Служить бы рад, прислуживаться тошно», «И дым Отечества нам сладок и приятен», «А судьи кто?», «Говорит, как пишет», «Ба! Знакомые все лица» и многие другие цитаты пережили не одно поколение читателей.

По моему личному впечатлению, несмотря на то, что в афише заявлено «комедия», Аркадий Кац поставил, скорее, драму. Возможно, режиссер исходил из того, что для современной молодежи Александр Чацкий вовсе не герой нашего времени, опередивший свою эпоху, а некий устаревший тип романтического молодого человека. Возможно, молодежь выберет в свои герои карьериста и подхалима Алексея Молчалина, усвоившего урок своего отца услуживать всем и вся. Но даже если это и не так, акцент сделан на происходящем в душе Чацкого. Интересно было бы посмотреть на Максима Копылова в этой роли, но в день премьеры в главной роли был занят Сергей Чиненов. Ему пока не хватает нервности, потерянности. Обвинения Софьи Фамусовой в желчности по отношению к Чацкому Чиченова необоснованны: в его устах издевки над общими знакомыми звучат лишь как беззлобные насмешки. Он слишком обаятелен и беспечен, особенно в первом акте, хотя, в отличие от многих, наиболее органичен на сцене.

Лишь в финале второго акта Чиненов играет так, что понимаешь: у этого Чацкого действительно только один путь: «Искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок». Символом бесконечных поисков Чацкого и невозможности уйти от самого себя становится деревянная игрушка – коляска с тройкой лошадей, подаренная им Софье.

Именно ее «подают» Чацкому на знаменитое: «Карету мне, карету!»… Сложилось впечатление, что режиссер ставил, прежде всего, камерный спектакль, в котором мир сосредоточен на Чацком, Фамусове и его дочери Софье. Разочарованы возобновлением старинного знакомства несдержанный на язык Чацкий-Чиченов и закостенелый в своих убеждениях самодур Фамусов, которого довольно жестко играет Евгений Редюк. Не рада Чацкому и прежде любившая его Софья, в исполнении Оксаны Романовой – умная, со стервозностью, девушка, которой не хватило лишь немногого, чтобы понять, каков на самом деле Молчалин. По сути, по разговору Софьи и Чацкого складывается более отчетливое представление о Молчалине, чем по игре Дениса Верягина. Все остальные действующие лица и ситуации в спектакле – лишь декорация, на фоне которой и разворачивается драма Чацкого. Красивым строем проходят гости, в толпе которых персонажи не более, чем забавные. Запоминаются разве что туповатый, но обворожительный полковник Скалозуб в исполнении Сергея Кондратенко и брызжущий эмоциями Репетилов Дениса Бухалова. Возможно, мерный гул, не прекращавшийся в зрительном зале ни на минуту, мешал актерам и не давал им раскрыться в полной мере, и в другие вечера с другой публикой они будут играть по-другому, но пока показы для школьников остаются для актеров настоящим испытанием на прочность.

 

Анна Школьная
«Симбирский курьер», 3.09.2011