Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Блондинка» не в шоколаде

«Народная газета»
9 декабря 2010 г.

«Блондинка» не в шоколаде

В ульяновском драмтеатре попытались «поиграть в кино».

Сказать, что новая премьера истории любви без антракта «Блондинка» на малой сцене «Постскриптум» симбирской драмы странный и непонятный спектакль — значит не сказать ничего. После впечатляющего размахом театрального путешествия «Фрегат «Паллада» режиссер Сергей Тюжин решил обратиться к камерным формам. И — увы — проиграл.

Некоторым оправданием молодому режиссеру может быть то, что и у его маститых предшественников с этой инсценировкой киноповести Александра Володина тоже не всегда и не все получалось. Анатолий Эфрос в театре на Таганке так и не довел «Блондинку» до логического завершения. Одноименная драма в столичном театре имени Маяковского в постановке Камы Гинкаса еле продержалась в репертуаре пару-тройку сезонов. Великий Георгий Товстоногов так и не сделал «Блондинку» в питерском БДТ с молодыми актерами, а главную мужскую роль у него тогда репетировал нынешняя поп-звезда Максим Леонидов. В результате произведение Володина появилось в БДТ под названием «Киноповесть с одним антрактом», где главные роли Товстоногов отдал Алисе Фрейндлих и Андрею Толубееву, которые на тот момент были значительно старше своих героев. И здесь спектакль просуществовал недолго.

Написанная четверть века назад «Блондинка», несмотря на вечную тему любви, выглядит архаично. Даже в Питере, где происходит действие, не найдешь сегодня столь по-раскольниковски рефлексирующих молодых людей. А густонаселенность литературного первоисточника лишь усугубила положение режиссера и актеров, добавив всем, включая зрителей, проблем. Даже включение «клипового сознания» без пользы. И киношный ход не помогает. Получилось почти по Зощенко: «все вертятся, мотаются, невозможно ничего разглядеть». Вот и блондинка Ира в исполнении Екатерины Поздышевой стала не главной героиней спектакля, а «одной из» в этом броуновском движении потерянных «людей настроения», как называет их автор. Разве что Лев и Миша, между которыми разрывается Ирина, благодаря исключительной харизматичности актеров Максима Варламова и Дениса Бухалова задерживают на себе внимание чуть дольше, чем пролетают мгновения в ульяновской «Блондинке».

Возможно, спектакль в процессе совершенствования станет лучше. А может статься, решающий нынче, в условиях режиссерского безвластия в театре, репертуарные вопросы худсовет осознает свою ошибку и по примеру Гинкаса и Эфроса откажется от «Блондинки». Первый вариант предпочтительнее. Но и в другом случае это хороший урок театру и режиссеру. Это та поучительная ошибка, которая только в плюс любому человеку, если он настоящий Творец.

Ярослав Щедров