Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Откуда у парня грузинская грусть?

«Народная газета»
25 ноября 2010 г.

Откуда у парня грузинская грусть?

На ульяновской сцене — новый Копылов

История кино- и театральных инсценировок романа Нодара Думбадзе «Я, бабушка, Илико и Илларион» началась в 1963 году с фильма классика грузинского советского кино Тенгиза Абуладзе. Через год премьера одноименного спектакля состоялась в БДТ под руководством Георгия Товстоногова. Этот спектакль в течение года стал настолько популярным, что смотреть его в Питер приезжали со всего бывшего Союза. Главным образом — на блистательную игру Сергея Юрского и Ефима Копеляна. Пять лет назад столичный режиссер Аркадий Кац поставил инсценировку романа в театре у Никитских ворот. А на днях представил премьеру ремейка своего московского спектакля в симбирской драме.

Для завзятых театралов ульяновская версия стала маленькой сенсацией потому, что свою первую большую роль вообще и на ульяновской сцене в частности сыграл Максим Копылов, сын экс-худрука театра, его нынешнего почетного президента Юрия Копылова. Для неискушенной же публики — это замечательная попытка прикоснуться к хорошей литературе, сдобренной неповторимым Грузии юмором и светлой грустью.

Главный герой — подросток Зурико из грузинской провинции 40-х годов ХХ века. Все его материальное богатство — «одни залатанные штаны и по две переэкзаменовки каждый год». Богат Зурикело иным: любовью бабушки (еще одна великолепная роль в творческой копилке сразу двух примадонн симбирской драмы Зои Самсоновой и Кларины Шадько), дружбой сельчан Илико и Иллариона (вполне пригодные для бенефиса роли Михаила Петрова и Евгения Редюка), верными товарищами по школярским шалостям и любимой одноклассницей Мэри (Евгения Речкина). Кстати, у Каца до мелочей продуманы даже школьники из массовки. Всего две фразы играющей одноклассницу Зурико Анны Дулебовой — «Будьтэ здоровы, уважаемый учител» и «Там холодно» запоминаются сразу и надолго. А короткая роль Ромула в исполнении Виталия Злобина талантом молодого актера становится в один ряд с главными. Злобин вполне мог бы и Зурико сыграть. Но Кац сделал ставку на Максима Копылова.

И не ошибся. Разве что чуть-чуть не достает Копылову-младшему свободы и раскрепощенности. И был бы новый Олег Меньшиков образца «Покровских ворот». То ли режиссер ограничил дебютанта рамками роли, то ли сам Максим стушевался от дебютантского мандража. Его Зурико не просто юн и харизматичен, актер вместе с персонажем неистово любит и чувствует жизнь, используя всю палитру настоящего актера, сиречь художника. А это непросто, когда в спектакле каждый эпизод в исполнении мэтров ульяновской сцены Алексея Дурова, Владимира Кустарникова, Ирины Янко или талантливой молодежи Юлии Ильиной, Сергея Чиненова, Ивана Сергеева становится самодостаточной жемчужиной, украшающей весь спектакль.

Можно списать все на текст литературного первоисточника, который тоже сам по себе самодостаточен. А можно и на страстное желание всех участников спектакля, не загрузив зрителя, рассказать ему о важном: о дружбе, о любви и о том, как это прекрасно быть человеком.

Ярослав Щедров