Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Острые вертикали, жесткие горизонтали

«Ульяновск сегодня»
19 ноября 2010 г.

Острые вертикали, жесткие горизонтали

Четвертый по счету Международный театральный фестиваль «Герои Гончарова на современной сцене» в Ульяновском областном театре драмы в очередной раз подтвердил, что произведения нашего великого земляка-писателя продолжают оставаться актуальными.

Как и почти две сотни лет назад, мы любим и страдаем, мучаемся над разрешением «вечных» и «проклятых» вопросов бытия, ищем смыслы жизни. И по-прежнему театр не может на это не реагировать.

В путах страсти

По вертикали - вверх и вниз - исследуют роман создатели спектакля «Обрыв» из Московского художественного театра имени А.П. Чехова (режиссер и автор инсценировки Адольф Шапиро).

Широкая светлая лестница барского дома (сценограф Сергей Бархин) в первом действии устремляет ввысь надежды героев на лучшее, на любовь, на творческий полет. И как нелегко во втором действии на другой, темной и крутой, лестнице удержаться и не скатиться тем, кто оказался во власти любовной страсти, - в самое дно под волжским обрывом. Контраст темного и светлого соблюден и в костюмах персонажей, отчего постановка становится еще более графичной.

Считается, что роман «Обрыв» стал предсказанием Гончарова будущности России, которая может пасть, если отринет традиции, что и случилось. В спектакле этот символ прочитывается.

Присутствует тема греха, раскаяния и духовного возрождения. История с потерявшей невинность в буре неожиданно нахлынувшей страсти юной Верой хотя и вызывает у кого-то из зрителей усмешку (как легко это происходит теперь!), все же в целом вызывает в зале понимание, что все это - нечто большее, нежели банальное происшествие.

Актерам нелегко далось первое действие. Оно разворачивалось с трудом, усилия ощущались почти физически. Зато во втором действии гости из столицы поймали, наконец, «волну» и реабилитировали себя в полной мере. Атмосфера страсти на сцене, казалась, была накалена до предела.

Противники: романтик Аркадий Райский (Анатолий Белый) и циник Марк Волохов (Артем Быстрое); умная, независимая, чистая душой Вера (Наталья Кудряшова), ее простодушная сестра Марфинька (Надежда Жарычева), мудрая и духовно, и житейски бабушка Татьяна Марковна Бережкова (Ольга Яковлева), ее давний верный друг Ватутин (Станислав Любшин) и другие герои объедены системой сложных отношений, чувств и переживаний, переданных тонко и деликатно. Совсем не случайно этот премьерный спектакль МХТ номинирован на «Золотую маску» как лучшая режиссерская работа.

Философия под одеялом

Иную направленность - горизонтальную - имеют два других фестивальных спектакля, созданных по роману «Обломов»: «Обломов. Эпизоды» Московского драматического театра «АпАРТе» (режиссер Никита Люшненко) и «Обломов умер. Да здравствует Обломов!» Русского театра из Берлина (режиссер Григорий Кофман).

Бессмертный персонаж, завоевавший весь мир и ставший одним из символов русского характера, в силу своего пристрастия к лежачему образу жизни, представлен создателями спектакля «Обломов. Эпизоды» в естественной для него «постельной» обстановке.

До пяти действующих лиц сокращено число персонажей романа (инсценировка Т. Дунаевской). Зато появляется персонаж новый и весьма неожиданный - одеяло-трансформер. Эта минималистическая декорация кажется живой и являет собой целый мир.

Одеяло повисает занавесом, служит убежищем для округлого и беспомощного Ильи Ильича (Александр Иванков), превращается в подобие облака, на котором возлежит романтичная и утонченная Ольга (Анастасия Зыкова), окутанная волнами любви Обломова. Даже деловитый друг - Штольц (Денис Манохин) не помочь хоть на минутку устроиться на нем, отогреться от жизненных невзгод.

Одеяло оборачивается темным туннелем, в котором мучается, пытаясь решить проблемы, связанные с перспективой будущей женитьбы, главный герой. В его складках запутываются и теряются, оставаясь нереализованными, обломовские надежды и мечты. В конце концов, оно медленно уползает со сцены, давая понять, что и сам Илья Ильич умер.

Трагедия маленького человека, не сумевшего найти свой путь в жизни, дело, ради которого стоило бы принять вертикальное положение и начать действовать, - не единственный смысловой акцент спектакля.

Можно и нужно ли эгоистически переделывать человека под себя, как это безуспешно пытались сделать с Обломо-вым Ольга и Штольц? Добрая, кроткая и хозяйственная Агафья Матвеевна (Ольга Додонова) с неизменной кофемолкой в полных руках подает иной пример - любви бескорыстной... Таков и Захар (Владимир Воробьев), тронувший зрителей до слез прощальным монологом, звучащим пронзительной эпитафией по своему барину.

Мягко стелют - все пространство сцены занимает большая постель - режиссер спектакля «Обломов умер. Да здравствует Обломов!» Григорий Кофман и художник-постановщик Юрий Шипулин, да жестко спать...

Русские немцы, вернувшиеся на свою историческую родину, вкусившие плодов деятель ности Штольцев, в полной мере ощутили на себе реалии прагматичного западного мира с его абсурдностью погони за материальными благами в ущерб духовным.

В версии Русского театра из Берлина по пьесе Михаила Угарова мир жесток и беспощаден к Обломову (Леонид Торкиани). Действие происходит не то в квартире Ильи Ильича, не то в сумасшедшем доме. Пытливый доктор-экспериментатор ставит Обломову диагноз: «Человек Цельный». Эта болезнь не совместима с жизнью. Человек-половинка или человек-четвертушка, или даже человек-осьмушка жить могут, а цельный - нет...

Все попытки спрятаться в «домике» бесполезны: «жизнь трогает»! Бег же по кругу за удовлетворением бесконечно возникающих желаний для Ильи Ильича бессмыслен.

Штольц и Обломов не понимают друг друга в споре о том, для чего жить и как жить: деловито суетиться или бездействовать? Более того, Штольц надевает на голову друга клоунский колпак: что взять с дурачка?! И Ольга по-настоящему никого из них не любит.

Обстоятельства сильнее нас, делает вывод Илья Ильич перед тем, как окончательно сдаться. И вот уже постель превращается в его могилу, и доктор занимает на больничной койке место Обломова. Болезнь заразна...

Путешествие с ностальгией

Иные горизонты у спектакля «Фрегат «Паллада» Ульяновского драмтеатра (инсценировка Александра и Сергея Тюжиных, режиссер Сергей Тюжин). Задуманная как спектакль-путешествие, постановка «отправляет» зрителей в моря-океаны и дальние страны.

Для создания эффекта присутствия в плавании на сцене построена палуба фрегата (сценография Фитрата Ахметшина) с причитающимися атрибутами: мачты, паруса, штурвал, рында и так далее. На подобном совершил почти кругосветное путешествие к берегам Японии сорокалетний Гончаров в качестве секретаря дипломатической миссии.

Зрителей, дабы они стали участниками событий, посадили по обе стороны кормы. На экране задника сцены плещется виртуальное море. Суша представлена на подиуме в зрительном зале, где еще один экран дает представление о странах, к берегам которых причаливал фрегат.

Команда из офицеров и матросов представляет собой маленькую Россию, для которой долг служения Отчизне превыше всего. Обаятельный и любознательный Гончаров (Денис Верягин) исполняет свою детскую мечту совершить большое путешествие. Вот они - Лондон, остров Мадейра, Африка с пестрыми толпами торговок и торговцев в порту...

Но в счастье Гончарова от исполнения заветного желания начинает вторгаться ностальгия, которая особенно остро дает о себе знать после встречи команды фрегата в Африке с русским солдатом (Александр Куражев). Душа невесть как попавшего сюда русского человека разрывается между чувством ответственности перед женой и детьми, которыми он успел здесь обзавестись, и Россией, в которую ему уже, увы, не попасть.

Еще одна важная тема в спектакле - как трудно понять друг друга людям разных стран, с их особенными обычаями, традициями и представлениями о том, что хорошо и что плохо. Сколько барьеров приходится преодолевать! Например, как совместить русских с их привычкой вести беседу за столом и на стульях и японцев с их привычкой делать это, сидя, поджав ноги на циновках. И вот когда общий язык уже почти найден, фрегат с командой вынужден покинуть экзотическую и непознанную Страну восходящего солнца, потому что началась война России с Англией...

Вместе с тем, от спектакля остается ощущение некоторой неудовлетворенности. Дело в том, что книга Гончарова «Фрегат «Паллада» содержит немало размышлений писателя о человеке, о его природе, о западной и восточной цивилизациях. То, что создатели постановки ограничились только репортажной стороной произведения, несколько обедняет спектакль.

Показан в Москве на фестивале «ПостЕфремовское пространство», где, по словам театрального критика Анастасии Ефремовой, стал его украшением. Этим спектаклем фестиваль простился с ульяновской публикой до следующего года. Будем ждать новых театральных версий гончаровских произведений.

Ирина Морозова