Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Юрий Соломин: «Театр – это воспитание…»

«Комсомольская правда»
5 октября 2010 г.

Юрий Соломин: «Театр – это воспитание…»

Таких полных аншлагов (когда зрителям приходилось даже стоять) зал ульяновской облдрамы не видел уже давно. Еще бы, ведь на сцене блистали признанные любимцы публики: народная артистка Советского Союза Элина Быстрицкая (больше полувека в труппе!), народные артисты России Ирина Муравьева, Борис Клюев, появление каждого из которых на сцене зал заранее встречал овациями. И не столько захватывающими оказались сами классические сюжеты, представленные на зрительский суд, сколько удивительная атмосфера, созданная гостями из Малого.ошли гастроли Малого театра.

Фирменным репертуаром Малого театра был и остается Островский. Его (в числе двух привезенных постановок) нам и показали. Обозначив, так сказать, перипетии, исторически связывающие Симбирск с Малым театром. Оказывается, сам Островский почти полтора века назад провел в нашем городе… аж четыре дня! На службу в прославленную столичную труппу в позапрошлом веке призывали и симбирских крепостных актеров. Наконец, нашей землячкой является… супруга художественного руководи-теля Малого, народного артиста СССР Юрия Соломина. 75-летний мэтр охотно ответил на вопросы местных журналистов. В центре разговора неожиданно оказался не театр, а… визиты королев и КГБ.

- А почему вы удивляетесь, что я в 1984 году получил премию КГБ СССР?! – снисходительно парировал великий артист. – Вот если бы мне дали премию ЦРУ… В каждом государстве есть свои спецслужбы, просто называются они по-разному. И только в нашей стране их превратили в «страшилки». Горжусь тем, что премия КГБ досталась мне за роль в многосерийном фильме «ТАСС уполномочен заявить». Мне вообще посчастливилось сыграть во всех больших картинах того времени: это и «Адъютант Его превосходительства», и «Хождение по мукам». Что касается ленты о разведке, то ее снимали по заданию Андропова. Тот впервые разрешил приподнять завесу над профессией. Заметьте, в карти-не «ТАСС уполномочен заявить» практически нет крови. И это оправданно. Потому что еще на съемках профессионалы из органов объяснили мне: «Разведка – не догонялки и стрельба, она подобна игре в шахматы – кто кого переиграет». Вот этот принцип я и попытался воплотить. Но реального сотруд-ничества с КГБ мне никогда не предлагали.

В ответ на банальный вопрос об Ульяновске, художественный руково-дитель Малого неожиданно посетовал на проблемы своего коллектива:

- Восхищаюсь ремонтом вашего театра, как ребенок. Нам тоже вскоре предстоит реконструкция. И даже деньги на работы есть, это у строителей нет совести. Поэтому театр ведет с ними тяжбу. Причем парадоксально: мы на них заявили, а проверять стали нас же. Там, где крутятся миллионы, все сложно…

- Гастролируем по стране разрозненными группами, - рассказал Соломин. – В вашем городе у нас – самые большие гастроли. Островский и в России, и в СССР всегда был номером один. Прежде всего, потому, что это «широкая» русская речь. Она для меня как музыка. Иностранцы изучают наш язык по Островскому, причем для этого им рекомендуют посещать именно спектакли нашего театра. Мне в этом признавались даже послы некоторых иностранных государств…

Рассказал Юрий Мефодьевич и о визите в свой театр королев: английской и голландской:

- Елизавете II на память мы заказали шкатулку из Палеха с изображением нашего театра. Она была удивлена, даже приподняла бровь. Потом из ее свиты нас спросили: «Откуда вы узнали, что королева коллекционирует шкатулки?» Такое совпадение! Через несколько недель, кстати, она прислала ответный подарок – портрет себя и мужа с автографом. Он до сих пор висит в моем кабинете. Это был большой знак интеллигентности с ее стороны: оказалось, что она нас запомнила. Королева Нидерландов Беатрикс оказалась пухленькой, живой, демократичной, очень необычной женщиной. За столом не стеснялась, что любит поесть. Королев, правда, больше не было, только президенты.

И все-таки самую горячую реакцию Мастера вызвали вопросы о театре:

- Могу ли я назначить на роль сам себя? Даже прибавку вправе сделать, никто возражать не станет! Только я не такой человек. До меня нашим театром руководил Михаил Царев. Это был великий дипломат. Он играл новую роль раз в три года, и я взял это за правило. Когда он умер, оказалось, что у него вообще ничего нет. В отличие от Царева, я имею дачу, но все равно стараюсь идти по его пути. Не надо хапать. Перечтите 10 заповедей, там же все написано… Бог подарил мне съемку в фильме Акиры Куросавы «Дерсу Узала», который получил «Оскар». Я – первый европейский артист, который работал с великим японцем. И 30 лет потом мы с ним дружили. Он для меня «прорубил окно» в мировой экран. Ни один ВГИК такого не преподаст. Кар-тину в конце 70-х посмотрели почти 100 стран!.. Да, я категорически возражаю против театральных экспериментов. В медицине, образовании и культуре эксперименты делать не надо, потому что это - «живое». Здесь все должно «вырасти» само. Вообще, театр – это прежде всего воспитание. Я сам помню 1943 год, когда пошел в школу. Знаю, что такое всегда хотеть есть, помню вкус черного хлеба с солью. До сих пор люблю поесть, но по мне этого не заметно. Потому что я «сгораю» - так мне говорят врачи. Это во всем. И с самого детства...

Автор: Александр РУСИНОВ