Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Рандеву», май 2006 г.

«Рандеву»
май 2006 г.

«Рандеву», май 2006 г.

Борис Александров: Я однолюб, люблю театр!

Публика всегда ждет выхода на сцену героев Бориса Александрова, актера Ульяновского областного театра драмы. Его игра никогда скучной не бывает. Артист обязательно дойдет до самой сути образов, найдет нужные интонации и жесты, благодаря которым они обретают четкие очертания и запоминаются. И часто добрая, мудрая, с легкой грустинкой улыбка шута, освещая лицо Александрова, добавляет шарма его персонажам.

В том, что этого трудоголика сцены не обошли стороной награды и звания, нет, наверное, ничего удивительного. Борис Владимирович - народный артист России, лауреат Государственной премии страны. Его роли не раз получали областного «Лицедея», а исполнение Яу (спектакль «Шлюк и Яу») и Генриха IV (спектакль «Генрих IV») было оценено на общероссийском уровне профессиональными театральными премиями.

Сегодня актер - гость нашего журнала.

Удивительное дело, Борис Владимирович, Вы после ГИТИСа пришли в Ульяновский театр драмы и ни разу не изменили ему. Вы однолюб?

— Я «долго» уезжал из него. Особенно первые десять лет. Но так и не уехал. А теперь и не собираюсь. Канаты же вырастают. Я действительно однолюб: люблю театр!

— Судьба сама привела Вас в храм искусства, или пришлось побороться за свое призвание?

— Судьба меня вела, а я ей помогал. Актер во мне с детства. Но жил я в маленьком Бузулуке Оренбургской области, где театр сгорел еще до моего рождения. Первый спектакль увидел в самодеятельном театре. У меня, конечно, были подозрения, что я могу заниматься лицедейством...

— И потому юный провинциал отправился покорять Москву?

— То было неглиже с отвагой. В столицу поехал чуть ли не сразу после выпускного бала. В 16 лет оказался в незнакомом городе. Ничего не знал, плохо соображал: куда иду, что делаю? Поэтому первый год нужен был, чтобы осмыслить, куда лезу. А на следующий год повезло — поступил в ГИТИС.

Через молодежь понимаешь, что ты ничего про театр не понимаешь, что он каждый раз меняется, приобретает новые формы, и это безгранично.

— Вы были «ботаником»?

— Нормальным студентом! Все, что касалось мастерства, считал очень важным. Какими-то вещами, к нему не относящимися, манкировал. Было много хулиганства, основанного на розыгрышах. Например, устраивали «драку» в троллейбусе. Народ кричал: «Разнимите их скорее!» А это мы тренировались по сценическому движению.

— Был ли Учитель?

— Их у меня несколько. И первый - режиссер народного театра в моем родном Бузулуке с замечательными именем и фамилией — Александр Македонский. Многим обязан моему художественному руководителю Марии Николаевне Овчинской-Орловой, ее мужу, народному артисту Василию Александровичу Орлову. Они вдвоём ввели нас, студентов, в мир театра. Благодарен другим педагогам ГИТИСа. А потом я много учился уже в нашем театре. Были потрясающие актеры — Георгий Муромский, Леонид Державин, Глеб Юченков, Лия Радина. (...)

Как работаете над ролями?

Главное, чтобы было ощущение пьесы, своей роли. Стараюсь погружаться в материал, раскапывать философские, психологические вещи. Не нужно бояться, что ту или иную роль уже кто-то играл до тебя, но нужно идти своим путем. Важно не тратить трепетное отношение к роли, чтобы каждая была, как первая.

— Одна из ваших «звездных» ролей — Генрих IV в спектакле по пьесе Пиранделло «Генрих IV». В прошлом году на театральном фестивале в Калуге Вы получили за нее лауреата в номинации «За выдающееся исполнение». Звучит мощно!

— Наверное, все же бывают совпадения артиста с ролью. Это как раз тот случай. Конечно, когда начинаешь репетировать, не думаешь, что сможешь сделать что-то великое или невеликое. И потом ты все равно не способен это оценить. У Пиранделло оказался трудный язык, длинные, сложные монологи — ничто не предвещало успеха. Но произошло удивительное: соединение в образе моей индивидуальности и того художественного, что было заложено автором. Это все благодаря Юрию Семеновичу Копылову. Один бы я всего этого не открыл.

— Ваша новая роль — Павел I в премьере сезона «Павел I» по пьесе Мережковского. Что в образе этого императора было для вас главным?

— Его неоднозначность. Загадка - болен ли он, здоров ли? Поэтому прочел о нем много книг — художественных, исторических.

Точки зрения — самые крайние. Пытался их как-то соединить, понять.

Вы как председатель Ульяновского отделения Союза театральных деятелей России входили в оргкомитет недавнего и верного в истории области фестиваля «Театр и его время», посвященного 220-летию театра Симбирска-Ульяновска. Перед его началом на пресс-конференции Вы говорили о том, что взялись за него, потому что необходимо расшевелить наше «провинциальное болото». Это удалось сделать?

Кажется, да. На протяжении десяти фестивальных дней возник стабильный ажиотаж вокруг театра. Постоянно присутствовала атмосфера праздника, премьеры. Благодаря молодежи, привлеченной в оргкомитет, стали возможны уличные и трамвайные акции. Хотелось бы, чтобы фестиваль повторялся если не каждый, то хотя бы раз в два года. Затеваем мы еще и другой — фестиваль театров малых форм. Ульяновский зритель должен иметь альтернативу. Слава Богу, в городе появился ТЮЗ, он отличается от нашего театра, и в этом его прелесть. Если в фестивальном потоке публика имеет возможность увидеть спектакли иных форм — это интересно. К тому же, это еще и реально, потому что театры малых форм не требуют больших финансовых затрат. Вообще, Ульяновску нужны новые театры, которые бы заняли свою нишу, нашли своего зрителя. К тому же, они расширили бы возможности для молодых артистов.

— Именно поэтому Вы уже несколько лет проводите для них фестиваль «Надежда»?

— Да, он — для студентов-актеров и хореографов УлГУ и молодых актеров ульяновских театров. 20-23 мая «Надежда» вновь должна состояться. Сейчас определяется наполнение фестиваля. Ребята будут соревноваться, получать премии, призы в жанрах клоунады, художественного чтения, драматическом, театра новых форм и других.

— Вы ведь еще и преподаете на актерском отделении УлГУ. Что вас больше увлекает: работа со студентами или лицедейство?

— Все это тесно связано друг с другом. Через молодежь понимаешь, что ты ничего про театр не понимаешь, что он каждый раз меняется, приобретает новые формы, и это безгранично. Студенты, если они «в заводе», творчески «раскочегарены», могут преподносить такие вещи, которые нам и не снились. У нас есть опыт, куча штампов в профессии, а они могут вытащить из себя нечто неожиданное. Я, с одной стороны, их учу, а с другой, сам учусь у них.

— Над чем Вы работаете сейчас?

— Буду занят в спектакле «Правда хорошо, а счастье лучше» у режиссера Каца, который из столицы приедет к нам его ставить. Довожу до ума несколько спектаклей со студентами. И продолжаю работать над образом Павла I. Там еще много вопросов для меня. Пока точку на своем герое ставить не спешу...

Ольга Ильинская