Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Она забивает гвозди в болванов, варит волосы в кипятке и воюет с привидениями»

«Симбирский курьер»
10 июня 1999г.

«Она забивает гвозди в болванов, варит волосы в кипятке и воюет с привидениями»

Валентина Стренявская из артистов драмтеатра кого только не «лепила» - и Ленина, и Дзержинского, и Сталина, и всех монархов. К 350-летию Симбирска воссоздала живую копию симбирских знаменитостей - Карамзина, Языкова, Гончарова... А к 200-летию великого поэта обеспечила город почти двумя десятками Пушкиных. Валентина Николаевна - художник-гример, мастер пастижерных изделий, рисует на лице артистов, собственными руками плетет для них театральные парики, бороды, усы и даже ресницы. Ей ничего не стоит любого превратить хоть в фотомодель, хоть в квазимодо, но еще не было случая, чтобы художница уродовала чье-то лицо от души. Предпочитает больше творить красавцев. Артисты отвечают взаимностью. И в своих капустниках не обделяют вниманием художницу:

Гвоздик тихонько в головку вобьет,

Выдернет гвоздик — а кровь не идет.

Не спешите представлять мастера-садиста, вколачивающего шпильки в головы артистов, Стренявская вбивает гвозди только в болванов. «Кто же среди артистов болван?» - мучается зритель. И ему объясняют: болван - это такая деревянная форма головы для париков!

Стренявская не считала, сколько за 20 лет работы в театре сделала париков и бород. Это же не роли, говорит она. Но волосатого добра у мастерицы, что золота у Кащея, - сундуки. Ими весь склад полон. Валентина Николаевна перебирает их регулярно, моет шампунями, причесывает, смазывает маслами и складывает до следующего спектакля. А к ним все новые прибывают - от Тартюфа, от Коломбы, от Барби, Короля-оленя...

Безработной художница никогда не бывает: сколько готовится постановка, столько же времени Валентина Николаевна плетет свой волосяной реквизит. В спектакле «Монархи» мало того, что одела всех героев в боярские бороды, но и еще раз обновила весь реквизит. Теперь к гастролям в Минске готовит третий «состав» - парики, как их ни береги, изнашиваются быстро. Опять на десяток болванов крепятся гвоздями сетки, завиваются и варятся в кипятке волосы, чтобы стали пышными, как у негров, и день за днем болваны на зависть всем лысым обрастают шевелюрами и бородками.

- Наша работа очень кропотливая. Сейчас мало людей, которые хотели бы сделать это ремесло своей профессией, - рассказывает Стренявская.

Как правило, актеры гримируются сами, но если предстоит сыграть характерную роль, идут в гримерную к Стренявской. И как только она надевает парик...

- В момент меняешься, - говорит артист Владимир Кустарников. - Это необъяснимо. Вы шляпку наденете, уже по-другому себя ощущаете, правда? Театральный костюм, парики _ это отдельная песня. Нам Глеб Иванович Юченков рассказывал, что он должен был в спектакле играть в костюме из собственного гардероба. Но он в нем приходил в гримерную и раздевался, вешал костюм на вешалку и ходил по гримерной в одних трусах. А перед выходом облачался в него, как в театральные одежды. От костюма, парика, бороды зависит ощущение образа.

Стренявская настолько тонко чувствует артистов, что этой перемены не заметить не может:

- Клара Шадько, усаживающаяся перед зеркалом в гримерной и выходящая из нее в парике и гриме, - это два разных человека, - говорит художница. - Она еще не на сцене, но уже поглощена своей ролью. А вообще из всех актрис парики больше всего идут Зое Самсоновой, Ирине Янко и Кларе Шадько. У каждого артиста свой парик, он никому не передает его.

У париков есть свой послужной список, истории и даже «Игры с привидениями». Для вышеназванного спектакля Стренявская изготовила роскошный рыжий парик а-ля Пугачева. Надевал его Борис Александров. Побывал «рыжий» на многих гастролях, в Польшу ездил. И вдруг пропал. Никто его не брал, своим Валентина Николаевна доверяет полностью. А через два дня - очередной спектакль. Без парика невозможно, так что мастеру пришлось плести его беспрерывно двое суток до пяти часов утра. (К сведению, норма для изготовления одного парика — две недели.) В срок парик был снова на голове артиста. Проходит время, может быть, год. Парик пропадает вновь. И самое странное, исчезает и третий «рыжий» У привидений театра, видимо, какая-то страсть к этому цвету - они прибрали к рукам еще и рыжий хвост, в котором на сцене появлялась актриса Людмила Даньшина.

Самый редкий экземпляр во владениях Стренявской - лысый парик. Как ни парадоксально, но его сделать сложнее, чем любой волосатый. Нужна замша телесного цвета, специальной выделки, напоминающая человеческую кожу. «Кожа» натягивается по форме головы, красится, искусно зашивается. На голове артиста края парика замазываются специальной мастикой, запудриваются - от Фантомаса не отличишь.

Секрет своего долголетия в профессии Валентина Стренявская объясняет любовью к артистам, творчеству и волосам.

- Я и мужчин люблю волосатых, смеется художник, - мужа все время прошу отрастить бороду, но он, чтобы мне угодить, отрастил только усы.

А виртуозности и работоспособности мастера, без сомнений, хватило бы, чтобы «обородить» не только артистов, но и всех мужчин города.

 

Алсу Идрисова