Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Театральный роман

«Народная газета»
30 октября 1992г.

Театральный роман

«Тот день» в его судьбе — 2 ноября. День, когда будут поздравлять и восхищаться, итожить и обсуждать. Главному режиссеру Ульяновского театра драмы Юрию Копылову — 50.

Сказано: режиссер — черта характера. Его черты иссушает трагедия, которой он много лет предан. Пытаясь достичь в ней высот, не щадит себя, других и, значит, сам творит себе врагов.

Власть и любовь — две темы всех его спектаклей.
«Ричард II» — пять лет назад открывший нам новое имя и королевские слабости.
«Медея» — своей великой страстью взлетевшая на вершину зрительского потрясения.
«Освальд» — пришедший к нам напомнить об ответственности и так до конца не понятый.
«Ужасные родители» — слепой любовью тянущие в бездну человеческих пороков.
«Волки и овцы» — заблудшие в вечно современной власти денег.
«Шлюк и Яу» — опрокинувшие шутовского князя снова в грязь.
«Монархи» — по-царски закольцевавшие пятилетнюю вереницу человеческих судеб.

Он открыл нам не только себя, свою философию и свои пристрастия, он дал нашим актерам тот материал, на котором вспыхивали звездные имена Кларины Шадько, Аллы Троицкой, Валерия Шеймана, Вячеслава Вершины, Бориса Александрова, Владимира Кустарникова, Ирины Янко, Зои Самсоновой, Лии Радиной…

В последнем спектакле Копылов заставил нас почти пять часов вглядываться в историю на крови — российскую историю. Наше отражение в прошлом мучительно. Но — «история учит, что она ничему не учит».

Ни Иоанн, ни Федор, ни Борис не потерпели бы на театре того, что их лично касалось. А ведь через человеческое понимание приходишь к сочувствию. В конце концов, все мы властелины, кто на работе, кто дома..

Упоение, отрава, безысходность, наслаждение, страх — вот вкус власти.

Страшный самодержец, четвертый Иван на престоле, глубоко несчастен (лучшая актерская роль Вячеслава Вершины):

…Так вот куда приводит
Меня величья длинная стезя!..
Вы, верные рабы мои и слуги!
Меж вами нет ни одного, кого б
Не оскорбил я делом или словом!

Виня злопамятную подозрительность, восхищаясь силой, отвергая обуздавшую его мысль о непогрешимости, вдруг ловишь себя на жалости: страсти испепеляют человека. Завершающая первую часть мизансцена, когда тело, бывшее царем, окружают свечи — реквием великому правителю и палачу России. Всяк смертен...

Слабодушный и слабоумный Федор Иоаннович, взгроможденный на престол вопреки собственному желанию, тоже хлебнет отравы. Власть и из слабого сделает убийцу, а из совести — бессмысленное приложение. Сделает, если она безгранична.

Моей виной случилось все! А я —
Хотел добра, Арина! Я хотел
Всех согласить, все сгладить…

Пропал его правления не только результат борьбы двух родов партий, но и следствие личностных достоинств, которые не совместны с троном. «Актер Копылова» — Владимир Кустарников (приехавший к нам в город вместе с мастером и исповедующий его сценическую веру) покоряет публику зеркальным отражением лени и сентиментального великодушия, смешением в Федоре великого и смешного, любовью к своей Ирине — жене, советчице, утешительнице. Всяк мог быть им…

Правда и ложь распятого на боярских руках Бориса Годунова венчает монаршую трагедию:

Нас не судьба возносит над толпою,
Она лишь случай в руки нам дает…
Не страхом я — любовию хочу
Держать людей.

Сильный правитель, смешавший собственное честолюбие с Благом государства, пришедший к трону окольными путами и развенчанный людским судом... Артист Валерий Шейман более других наделен в данной пьесе сценическим временем. И самая трудная задача у его властителя — скрыть то, что спрятано в душе. Поймем ли мы?

…Неправ перед другими
Всем, кто живет! Вся разница меж нас:
Кто для чего неправ бывает…

Для чего режиссер Юрий Копылов упорно уходит от пьес-злободневок? Для чего упрямо служит прошлым трагедиям? Для чего ищет в них истину?

Для нас, сильных и слабых, властных и добрых — вечных.

После «Монархов» опросила премьерных зрителей — старых и новых знакомых. Никто не ушел, почти никто не ощутил груз продолжительности. Все восхитились яркой театральностью и смелостью режиссера, берущегося за многое впервые, убеждающего мощно и страстно. Кто-то открыл для себя, что ульяновская труппа остается одной из сильнейших в России. Кто-то не разглядел на сцене ни себя, ни других. Не было ни одного, кто бы сказал. «Все это пусто и никчемно».

История продолжается. А вместе с ней — «роман» Юрия Копылова с театром. Роман со сложным и развитым сюжетом, с любовью и непониманием, с открытым концом. Копылова хвалят столичные критики, его спектакли приглашают на фестивали лучших российских постановок Иногда думаешь: «Чего еще? Подставил бы других и почивал на заслуженных лаврах» Но он хочет не существовать — жить И вызывает уважительную зависть, когда, "завалив" в московском театре свою версию «Ночной мистерии» Г. Гауптмана, вновь берется за нее в Ульяновске. Перед я премьерой выходит на сцену, чтобы признаться зрителю в столичной неудаче и, вместе со Шлюком и Яу, побеждает нас!

Свой день рождения он решил отметить с любовью — любовью Ромео и Джульетты. Одно из чудес света — Шекспир, которого поможет раскрыть музыка Чайковского, Прокофьева, Берлиоза. Симфонический оркестр Николая Алексеева. Ромео — Владимир Кустарников, Джульетта — Татьяна Браженская. Композиция — эксперимент.

Копылов вновь рискует, отважившись перелистать с детства тревожащие страницы и смешать жанры, чтобы напомнить: любви мешают зависть, ревность, ханжество и злоба. Но нет мира без любви.

Много ль среди вас таких, что предпочтут заменить юбилейный отдых делом? Театр приглашает нас увидеть новую работу мастера б ноября. Она будет повторена два-три раза. Искренне жалею об одном: что режиссер не использует эту уникальную возможность, чтобы самому выйти на сцену. Смею утверждать: он — замечательный актер. Взвалил на себя роль, главную по нагрузке и ответственности, — роль театрального монарха. А я вижу в нем Ромео, чья Джульетта — Театр.

 

Наталья Андреева