Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

«Платье для Джульетты»

«Ульяновская правда»
9 января 1988г.

«Платье для Джульетты»

Я не завзятый театрал и потому не сомневался, что на сцене почти все всегда условно. Ночные звезды это маленькие лампы, костер - лоскутки красной ткани, трепещущие от струи вентилятора, а костюмы героев сметаны на живую нитку.

Да, звезды, костер и многое другое, действительно, бутафория. А что касается актерских костюмов, то тут я ошибся.

Посмотрел однажды в областном драматическом театре спектакль «Экспромт» и удивился. Актеры в расшитых серебром камзолах, дамы в вечерних туалетах конца XVII века, независимые и красивые.

Знаменитая комедия Мольера стремительно раскручивалась, ее интрига захватывала зрительный зал, актеры попадали в невероятные ситуации - и все это в непрерывно нарастающем темпе до самого финала. И стало совершении ясно, что, будь костюмы сшиты только «для сцены», они рассыпались бы после первого акта.

Когда отгремели аплодисменты и опустился занавес, я подошел к заведующей костюмерным цехом театра О. Соломко.

- Чтобы спектакль вышел на зрителя, - сказала Ольга Григорьевна, - требуется слаженная работа многих наших производственных цехов: реквизитного, осветительного, декораторского, столярного, парикмахерского и других. Наш костюмерный цех шьет костюмы по эскизам художника-постановщика по всем законам портновского мастерства, точно так же, как в ателье индивидуального пошива. Разница лишь в том, что в ателье могут затянуть сроки изготовления заказа, мы же этого сделать не можем - дата выхода спектакля строго определена. Иногда приходится работать и до поздней ночи.

Ольга Григорьевна - по образованию художник-декоратор - вот уже более десяти лет руководит костюмерным цехом. Под ее началом пять человек. На большом столе кроит ткань опытная закройщица женского платья Клавдия Хохлова. Заканчивает отделку мужского костюма закройщик Сергей Денисов, за швейкой машинкой - Галина Баннова. Рядом работают швеи Валентина Трифонова и Наталья Шадрина.

Это их руками создавались костюмы для спектаклей «Последняя жертва», «Ромео и Джульетта», «Гостиница «Астория». «Картины московской жизни», «Женитьба», «Экспромт», «Снежная королева», «Сын полка» и многих других.

В спектакле «Обыкновенная история» зрители увидели на актерах более пятидесяти разнообразных костюмов: женские платья начала прошлого века, мужские визитки, фраки, армяки.

Работа - на самом высоком уровне индпошива. Из зрительного зала любая небрежность в одежде актера бросается в глаза, а это - провал спектакля.

Каждая примерка - перед зеркалом. А актерских составов обычно два, и поэтому работы в два-три раза больше, так как костюмы шьются для каждого исполнителя индивидуально и даже и том случае, когда актеры совершенно одинаковы по росту и телосложению. Ну а если в спектакль вводят нового исполнителя, что случается нередко, костюм для него должен быть готов немедленно.

Так они и работают - трудно и интересно, спешно и увлеченно. Моды разных эпох, стили одежды, характерные для того или иного века, им хорошо знакомы. Хотя по образованию они не театральные портные, ибо подобные учебные заведения в нашей стране - наперечет. Работают и, работая, учатся, с нетерпением ждут обещанных творческих командировок в Москву и Ленинград, где можно было бы многое, так необходимое, почерпнуть у более опытных коллег.

И Ольга Григорьевна, и Клавдия Николаевна, и Сергей Александрович, что называется, нашли себя: театр - их радость и боль, счастье и жизнь. И очень обидно, когда на их пути встают досадные препятствия. Ну, например, ткани, которые торговля отпускает театру не более пяти метров одного артикула, да обычно такого, который у покупателей не пользуется спросом. Не хватает фурнитуры, бортовки, отделочных материалов. Поэтому, как ни странно, труднее «одеть» спектакль на современную тему. С моделями времен наших прабабушек решается легче: театр скупает старинную одежду и предметы быта. А вот с обувью совсем неблагополучно. Объединение «Ульяновскобувьбыт» не очень охотно помогает театру, требуя оформления заказов на год вперед, что практически невозможно. Поэтому артистам иногда приходится играть в своей обуви. Вот и смотришь на героев Мольера в том же «Экспромте» с долей недоумения и досады: на них расшитые серебром камзолы, а на ногах туфли производства нашего родного кожевенно-обувного комбината...

- В таком положении не только костюмерный цех, - говорит директор театра М. Краснова. - Перечислять наши нужды не буду, их, как говорится, выше головы: театр - очень сложное хозяйство. И если бы не увлеченность, не энтузиазм сотрудников к своей профессии, многое у нас не получалось бы. И это касается не только костюмерного цеха. Ну а наши портные действительно большие умельцы: платье для Джульетты они создадут самое настоящее.

 

Лев Захарьин