Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Темная сторона

"Симбирский курьер"
22 Октября 2013

Поговорить о том, что «не очень хочется видеть в самом себе», предложил художественный руководитель Ульяновского драмтеатра Сергей Морозов. Эту тему он раскрывает в премьере сезона – спектакле «Коварство и любовь» по пьесе Фридриха Шиллера.

Право на прямую спину

К теме любви, к возможности исследовать «свойства страсти» Морозов обращается уже во второй раз, но если спектакль «Месяц в деревне» говорил о полете человеческой души, то в новой постановке изучается ее обратная, темная, сторона.

- Я нахожусь в некотором раздвоенном состоянии, в беспокойстве, – признался режиссер буквально за полчаса до начала спектакля.

- Нынешнее время диктует возврат к острым социальным вопросам, поэтому в прошлом году из многих комедий была выбрана пьеса «Да здравствует Бушон!», в которой переплетаются комедия и политическая сатира. Но мне всегда хочется говорить о вечных темах и чувствах. «Коварство и любовь» – это то, что находится вне времени, о чем можно говорить, говорить и говорить. Важно, что тема любви здесь представлена небанально. В ней – история предательства самого себя, своей души, своего сердца. Это страшно, и это происходит с нами сейчас. Я верю, что каждый человек изначально высок и каждый персонаж имеет право на «выпрямленную спину», поэтому постарался каждому герою спектакля дать возможность раскаяния. Используют ли они ее или сломаются под гнетом обстоятельств?..

«Сюита для флейты и двух влюбленных» обозначен жанр постановки. Художник Дмитрий Аксенов (худрук театра-студии «Enfantterrible») придумал к нему любопытную сценографию. В глубине зала размещены станки, но хор на них не поднимется. Издалека они выглядят как нотный стан, а персонажи на них – словно ноты. Взлетая на них, герой может и оступиться, и упасть, словно с обрыва. По бокам станков – устремленные ввысь линии, светящиеся в темноте. То ли скрипичные струны (ведь хозяин дома – капельмейстер Миллер), то ли символ конфликта вертикаль-горизонталь, добро-зло, любовь-предательство… Сама сцена готова в любой момент принять камерный оркестр – уже и стулья расставлены. Но есть ли место музыке там, где столько интриг и предательства со стороны самых близких людей? И где невольно предаешь самого себя?

В сотворчестве с художником по свету Тарасом Михалевским из Москвы родилась цветовая гамма спектакля: белый, красный, синий, черный – невинность, страсть, холодность, предательство.

Маски прочь

Где столь четкий цветовой спектр, там заострены характеры. Мастер смеха Владимир Кустарников настолько искренен в роли почтенного отца, боготворящего свою дочь, что за весь спектакль и не вспомнишь, что в других постановках одно движение его бровей вызывает в зале гомерический хохот. Этот «маленький человек» полон такого отнюдь не пафосного достоинства, что перед ним отступает опытный интриган. Неожиданный поворот в решении образа гофмаршала фон Кальба делает персонажа уморительно смешным: в исполнении Дениса Бухалова он – французишкагей с забавными ужимками, певучими интонациями и удивительной пластикой. Вроде очередная роль в копилку комедийных персонажей Бухалова, но вот он поставлен перед проблемой выбора, и налета «голубизны» как не бывало. Куда пропали нежное грассирование, порхание по сцене? Встречаешь его взгляд – и, не выдержав его жесткости, опускаешь глаза.

Его женский антагонист – леди Мильфорд в исполнении Оксаны Романовой. Светская львица, так похожая на современных дам киношного «высшего света», жеманная и изнеженная, на минуту способна сбросить маску и открыть свое исстрадавшееся сердце.

Неоднозначен и Вурм в исполнении Виталия Злобина. Кажется, он-то без колебаний идет на все, лишь бы добиться своего. Прямой, как струна, он не сгибается в момент разоблачения. Но когда дело доходит до самого нежного чувства, невольно сопереживаешь ему, задыхающемуся от яда своей же души.

Пока не чувствуется, как то «высокое», о котором говорит Морозов, сохранилось в президенте фон Вальтере в исполнении Сергея Кондратенко. Душевных страданий его персонажа не заметно, в отличие от жесткости и жестокости, этот герой – мастер обвинений, провокаций и притворства.

А вот и те, для кого написана «сюита». Луиза (первые три спектакля в ее роли занята Мария Прыскина) в свои шестнадцать лет вынуждена внезапно повзрослеть и выбрать, какую любовь можно предать – любовь к отцу или к мужчине. Еще сложнее трансформация в образе ее возлюбленного Фердинанда. Максим Копылов проводит своего героя по пути от пылкого возлюбленного и счастливого сына до язвительного судьи, который беспощадно обвиняет недавно боготворимую им возлюбленную. Он проходит через осознание сложностей жизни, через сочувствие к падшей женщине иненависть к отцу. Но лишь предательство своей души ломает его, и, буквально парящий по жизни, он падает на колени в молитве.

Постскриптум

В спектакле нет прямых указаний на время действия. По замыслу режиссера, эта история могла произойти во все времена. Последняя сцена спектакля – она же и первая: замкнув действие, он словно говорит, что история повторяется вновь и вновь бесконечное число раз. Сам того не зная, худрук театра напомнил театралам об «Антигоне» – этот же ход использовал в своей постановке лауреат Госпремии, народный артист РФ Борис Александров.

31 октября – день рождения Бориса Владимировича, который в театральных кругах отметят фестивалем «Александровский сад».

Анна Школьная