Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Шипы и розы Екатерины Поздышевой

"Народная газета"
13 Ноября 2013

46.jpgЕе запоминаешь с первой же увиденной роли. Будь то Виола-Себастьян в «Двенадцатой ночи» или Марлен в «Ужине с дураком», Офелия в «Ловушке для короля» или Настя в «Блажи», Наталья Дмитриевна в «Горе от ума» или Ирина в «Трех сестрах». И это только малая часть ролей, сыгранных за девять лет Екатериной Поздышевой в Ульяновском драматическом театре. Снималась в телесериалах «Дело Астахова», «Суд присяжных», «Прокурорская проверка». А еще она вот уже шесть лет – главная Снегурочка города.
Катя с детства очень хотела быть актрисой. По утрам, когда родители уходили на работу, надевала на шнурок простынь, подвязывала на талию, чтобы получилась пышная юбка, и сама с собой разговаривала. Но сначала мама отправила Катю учиться на портного верхней одежды в ПТУ. А потом, когда исполнилась детская мечта, оказалось, это только кажется, что на актерском пути будут одни розы. Там и шипов хватает. Но все пережитое в конечном итоге помогает стать настоящей актрисой. Об этом – наш разговор с Екатериной.

Как не погаснуть в профессии

– Сначала училась на актерском отделении УлГУ на курсе Кларины Ивановны Шадько, – рассказывает Катя. – Потом случился один неприятный момент. Мы с подружкой поругались с девочкой, которая пожаловалась папе, папа пожаловался в деканат, и нас отправили в академический отпуск. Год пропустила и вернулась на третий курс к Юрию Семеновичу Копылову.

– Первый выход на сцену нашего театра помните?

– Мы курсом сдавали «Дурочку» Лопе де Вега, и у меня случился конфликт с Юрием Семеновичем. С однокурсницей играли в паре главную роль. Распределили: первый акт работает она (а я играю служанку), второй – я. У меня пришли родители, вся родня, парень, друзья. В общем, такая ответственность! Отрабатываем первый акт. И вдруг мне говорят, что и второй акт главную роль опять играю не я. Со мной такая истерика! Поняла уже тогда: театр – очень жестокая вещь. Срываю с себя костюм служанки. Слезы градом, как у клоуна. Если такая несправедливость, то я не хочу быть актрисой. Конечно, на меня обиделся весь курс. Но через полчаса я отошла. Думаю: сейчас сыграю такую служанку! А потом Юрий Семенович дал сыграть еще и кусочек главной роли. Московский критик, который сидел в зале, сказал, что единственная актриса, на которую он обратил внимание, – Екатерина Поздышева, она везде разная. Но какой ценой…

– Чтобы актрисе удержаться на театральном плаву, нужен особый характер?

– Нужно быть очень гибкой. А еще – разносторонним человеком. Иметь много увлечений, семью и друзей, которые тебя всегда поддерживают в трудные минуты. Иначе ты будешь зарываться в свои эмоции и утухнешь, погаснешь в профессии. Иногда у меня получалось жить в театре очень легко, была даже любимицей. Сейчас о себе такого не скажу. Внутренне изменилась. Стала меньше доверять людям. Я всегда за правду. Бываю очень жесткой. Некоторые меня недолюбливают из-за того, что терплю-терплю, а потом как скажу правду-матку… Это сложно. Хочу все-таки попытаться стать свободнее и более открытой для людей.

Окунуться в море

– Екатерина Поздышева – сильная женщина?

– Да. Потому что через многое в своей жизни прошла. Через развод папы и мамы. Через нищету. Через недодавание любви. На актерскую зарплату в первые годы было трудно прожить, я подрабатывала клоуном, мерчендайзером в магазине, ведущей детских праздников, пела в ночных ресторанах. В последнее время моя сестра живет в Испании, она нашла мне место в караоке-баре, где я каждый отпуск зарабатываю уже в евро. И даже умудрилась купить машину.

– Вы еще и водитель?

– Я вожу десять лет. Обожаю! В твоих руках все – скорость, дорога, власть над временем и своей жизнью.

– А всегда получается взять власть над зрительным залом?

– Иногда чувствую, что зал живет вне спектакля, не включается в него. И прилагаешь больше усилий, чтобы тебя поняли. Но если зритель сразу не отдает тебе внимание и любовь, то, наверное, и не стоит пыжиться. Это ни к чему не приведет, только устанешь в два раза больше, уйдешь абсолютно пустая. Но после большинства спектаклей получаешь от зала такую энергетику и заряд, что хочется еще пять раз отыграть. Это не сравнимо ни с чем. Как в море окунешься – и нет никаких проблем, я счастлива!

– Какие роли доставляют особое удовольствие?

– Очень люблю Ирину в «Трех сестрах», где есть и развитие от радости до страданий, и примирение с жизнью, от которой уже ничего не ждешь. Нравится Корделия в «Короле Лире» – и драматизм, и слезы, и прощение, и отчаяние, и воинственность. Очень нравилась Марфинька в «Обрыве» – такая чистая, светлая, кружевные любовные сцены. В «Да здравствует Бушон!» думала, что в роли секретарши должна быть сексуальной, красивой, длинноногой и все. А режиссер говорит, что я должна быть страшной, неуверенной в себе женщиной, которая хочет любви, но ее не получает. И мне было трудно сделать из себя «коряжку». Но после гастролей в Израиле чувствую себя в этой роли легче.

– А какую женщину хотелось бы сыграть?

– Очень люблю петь. И хочу сыграть в мюзикле – пластично-музыкальную роль и в то же время драматично-сильную натуру, страстную женщину. Чтобы зритель замер и только в конце спектакля отмер.

Все должно быть идеально

– На какие личные дела не жалко тратить время?

– На занятия спортом, на тренажерный зал. Люблю йогу. И очень люблю велосипед. Все это полезно для фигуры. Я перфекционист по своей натуре, у меня все должно быть идеально. Еще – обязательно дискотеки с друзьями. Как же без танцев – энергию нужно куда-то выплеснуть, ей нужно поделиться со всеми!

– Чем удивляет дочка?

– Шестилетняя София в следующем году идет в школу. Она считает до ста, читает с трех лет. Чем удивляет? Своим отношением к жизни. Иногда натворит что-то, начинаю ее ругать. Она выслушает и говорит: «Все? Можно я за компьютером посижу?». Я даже теряюсь. Что делать, чтобы дочка слушалась? Театр очень любит. Садится тихонько за кулисы и смотрит. Говорит: «Мама, ты такая красивая».

– Когда так много любви на сцене, может, в жизни можно и без нее обойтись?

– Я очень хочу любви. Она окрыляет, питает, развивает. Мучаю наших старших артистов, к примеру, Михаила Петрова с Фаридой Каримовой: в чем секрет долгой семейной жизни? Для меня такое удивительно, потому что мы с Володей Кустарниковым не ужились. Нас хватило на шесть лет. Вспыхнула страсть, был такой порыв, мы окунулись друг в друга, и вся жизнь вокруг шла параллельно. Но страсть, видимо, быстро заканчивается. Через три года уже видишь недостатки, не те поступки, слышишь какие-то укоры. Сейчас мы с Володей в хороших дружеских отношениях. Он занимается с Софией, возит ее на Кавказ к своей родне, приходит в гости, ведем разговоры, но жить пока… Все-таки нужна любовь. Чтобы открывать глаза, целовать мужчину и говорить: «Любимый мой, что ты хочешь на завтрак?». Любовь на сцене не может все это заменить. Надо мечтать о любви, надо искать ее…

Под занавес
Заслуженный артист России Владимир Кустарников о Екатерине Поздышевой:
– Она может, в принципе, сыграть все. В ее потрясающей внешности существует невероятная грань между красоткой «Мисс Вселенной» и бабой-ягой – стоит чуть подправить, хотя бы с помощью грима, и все поменяется местами. Про Катю очень хорошо сказал Юрий Семенович Копылов: «Она очень интуитивная». Репетируя какую-то роль, может делать ее «туда или не туда», но в результате благодаря какому-то своему женскому и актерскому потрясающему чутью всегда придет к тому результату, который нужен, который от нее требуется. Как она это делает, как вписывается в нужный рисунок – это ее актерская загадка».

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ