Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Алла Решетникова: «С ульяновскими актерами легко работать»

"Мозаика"
13 Декабря 2013
В минувшую среду, когда состоялась российская, да и мировая премьера спектакля «Северный ветер», корреспондент «Главных Новостей Ульяновска» пообщался с режиссером-постановщиком Аллой Решетниковой.
– С чем связана эта постановка, чем она вас привлекла в первую очередь? 
– Это был выбор художественного руководителя Ульяновского драматического театра им. И.А. Гончарова Сергея Морозова. Он мне предложил поработать над этой пьесой, и я с радостью согласилась, потому что она мне понравилась ввиду особой, на мой взгляд, актуальности в данный момент. В этой пьесе появился герой, которого давно-давно не было ни в драматургии, ни в постановках, ни в литературе. 
– Какие качества у этого героя, которые, может быть, уже подзабыты и драматургами, и писателями? 
DSC_0145 (1) (1).jpg– В первую очередь, это человек идеи. Этот человек ученый, одержимый своим занятием, причем без конкретизации, чем именно он занимается, в какой научной области. Ему интересно познавать законы мира, благодаря этому однажды он случайно попадает в странный, заповедный мир, в котором он видит особо открытых для каких-то новых идей людей и решает все, что он имеет в качестве своих знаний, применить для улучшения жизни этих людей. Но вот история разворачивается несколько другой стороной. И это есть урок поучительный и для него, и для нас в какой-то степени. 
– На какую аудиторию рассчитан этот спектакль? 
– Аудитория, которую мы предполагаем увидеть на этом спектакле, – это аудитория молодежная, в первую очередь. Этот материал наиболее удачно попадает в них - постановка, в которой проходят очень серьезные рассуждения и о добре, и о зле, но на том уровне, который будет им понятен. Также здесь присутствуют рассуждения о справедливости, о том, что несет человеческая цивилизация, о человеке, как первозданном, созданном природой существе. Ну и конечно, мы бы хотели, чтоб тот градус, то неспокойствие, которое несет с собой наш герой, охватило их, способствовало тому, чтобы зрители стали в хорошем смысле людьми неспокойными и дорастали до уровня индивидуальностей и личностей. 
Вы сказали, что эта постановка направлена в основном на подростков. А взрослые найдут в ней что-то и для себя? 
– Думаю, что в данном случае повторение некоего урока для них будет служить только поводом задуматься над тем же самым, о чем нужно подумать и подросткам, и вообще всем людям. Поэтому мы ждем на наши спектакли всех зрителей, начиная от подрастающего поколения. Но мы все-таки ориентируемся на молодое поколение, потому что его представители крайне эмоциональны и этот спектакль попадает в единую мембрану их жизненного состояния. И еще подобный шаг обусловлен тем, что не так много драматургии и конкретно каких-то постановок адресовано этой публике. 
– Удалось ли вам сохранить в этой постановке фантазийный жанр, некую сказочность? 
– Абсолютно! Ведь совершенно непонятно, где это происходит – перед нами абсолютно фантазийное, нереальное пространство, имеющее четкие прописки, которые узнаваемы нами. И те персонажи, которых мы пытались создать, они как бы так придуманы нами, но при этом их можно сопоставить с жителями какой-нибудь нашей деревни, какого-то горного аула. Но самое главное не вот в этой географической конкретике, а в конкретике сути человеческой личности, его души. 
– Легко ли было находить контакт с актерами? 
– Да, очень легко. Я приехала на уже «разогретый человеческий материал» – все ребята хотели работать над этой пьесой. И даже поступили творческие заявки, появились актеры, которые изначально не вошли в распределение. Поэтому мы работали даже с большим составом, поскольку актеры очень увлеклись этим материалом. 
Сергей ГОРОХОВ, фото автора