Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

А я человек?

"Ульяновская правда"
20 Декабря 2013
Московский режиссёр привезла в Ульяновск рижский ветер. В Ульяновском драмтеатре - очередная российская премьера: московский режиссер Алла Решетникова поставила сказку-притчу «Северный ветер». До этого пьесу рижского автора Игоря Якимова не играли ни на одной сцене страны. После премьеры режиссер призналась «УП», что хотя спектакль адресован прежде всего молодежной аудитории, Алла Решетникова уверена, что он найдет себе зрителя всех возрастов. 
 - Как вам работалось в Ульяновске? alla.jpg
 - Мы репетировали спектакль немногим меньше двух месяцев, поэтому достаточно плотно работали. Я в вашем городе впервые, и самое главное послевкусие после работы в Ульяновске - мне хочется сюда вернуться. Мне понравились и город, и театр, это самое главное ощущение. В этом спектакле заняты совершенно замечательные актеры. Главного героя - ученого - играет Александр Лебедев, молодой, интересный, темпераментный артист с правильным «нервом». Это актер, который может создать образ героя, а его сейчас очень не хватает. В двух составах играют две девочки-героини: молодая актриса Ксения Байдураева и барышня с опытом Мария Жежела. Это совершенно разные работы, и мне это нравится. Разные составы предполагают разное интонационное звучание спектакля, и все партнеры это улавливают и поддерживают его. 
 - В спектакле были заняты не только артисты труппы, но и студенты-актеры… 
 - Я камерно не работаю. Даже если пьеса предполагает наличие шести персонажей, как в данном случае, у меня это вырастает в большой, массовый спектакль. Студентам актерского факультета Ульяновского госуниверситета, конечно, иногда было тяжело, потому что вдруг закончились все нежности, которые они слышали от педагогов. А здесь хочешь не хочешь, можешь не можешь, а должен выдать то, что от тебя требуют, и, надо сказать, они соответствовали. 
 - Этот спектакль ориентирован на молодежную, даже подростковую аудиторию, почему именно она? Почему не дети, не взрослые? 
 - На самом деле у этой пьесы нет возрастного ценза, я надеюсь, что его с большой радостью будет смотреть любой зритель, и время это докажет. Что же касается детей, то спектр вопросов, который поднимается в это истории, не адресован маленьким ребятишкам, все-таки там речь идет о фундаментальных вопросах - добро и зло, ответственность человека перед самим собой, существование в обществе. И вообще мы попытались поразмыслить о том, что такое современная цивилизация. Это на самом деле и подросткам - как штанишки на вырост. Но нам хотелось привлечь именно эту аудиторию, потому что в театрах, да и вообще в драматургии не так много таких точечно направленных спектаклей. Для этой целевой аудитории мы попытались сделать очень эмоциональный спектакль, яркий, трепетный… Спектакль, в котором наконец есть Герой. 
 - Кто он, ваш герой? 
- Героя, которого Игорь Якимов вывел на сцену, сейчас в жизни нет. Мы снова вернулись к этому вечному поиску героя своего времени, привычному для классической литературы. В нашем герое я сейчас вижу лермонтовское звучание непафосного, неоднозначного героя, который пытается понять, кто он в этой жизни, и при этом что-то делает. Это человек идеи, даже не пытающийся ничего доказать, просто его уверенность создает некую воронку, которая затягивает всех окружающих. Но на самом деле должна признаться, что в жизни для меня герой другой. Думаю, что сейчас герой - это человек, который имеет наглость жить по своим очень высоким жизненным ориентирам. Который не хочет стать среднестатистическим человеком, имеет свой взгляд на жизнь. 
 - У вас огромный опыт постановки спектаклей для детей и подростков. Как вы считаете, спектакли для такой аудитории сложнее ставить? И сложно ли найти этого зрителя? 
 - Зрителей-детей найти несложно. Любой родитель, даже если сам не ходит, считает своим долгом привести ребенка в театр. А что касается сложности, на мой взгляд, это самые сложные спектакли. Потому что если взрослый зритель хоть как-то воспитан на предмет поведения в театре, ребенок сразу откровенно и непосредственно заявляет о том, что ему это интересно или неинтересно. И слава богу, что он это делает. Я бы вообще и взрослым зрителям разрешила так делать. По крайней мере, многое было бы сразу понятно. Это я, конечно, шучу… Конечно, лучше, чтобы родители водили детей сами, поэтому я в детских спектаклях делаю много чего только для родителей: есть шутки, понятные только им. Они же тоже пришли, значит, должны получить свою долю радости, а не скучать среди лисичек, мышек и другой живности. А вот спектакли для подростков имеют совершенно иную направленность. Главная задача, которую я в них ставлю, - это эстетический удар. По своей природе люди в этом возрасте очень эмоциональны. Их и так немножко «потряхивает», а нам хочется, чтобы тряхануло в хорошую сторону. Чтобы состоялся разговор такого порядка, который им, с одной стороны, понятен, но с другой - заставляет думать не только об обыденном, а на перспективу взросления. В этом плане эта пьеса Игоря Якимова - очень удачный выбор. Я сама мама двух пацанов, поэтому понимаю, о чем говорю. Ведь когда дети взрослеют, я не говорю: «Ох, маленькими они были такими замечательными, а сейчас...». Мне они интересны в каждом возрасте, и чем дальше, тем только интереснее. 
 - Притча как жанр подразумевает некую мораль, какой-то вывод. Каким был ваш посыл, с какими мыслями зрители выйдут после спектакля? 
 - В финале есть очень простые слова, когда героиня говорит: «Тебе нельзя туда возвращаться, эти люди собираются тебя убить». Но герой отвечает: «Но они же люди. Я им расскажу, и они поймут, они научатся быть людьми при любой погоде». Эти простые и в то же время негромогласные слова - наверное, самое главное. Чтобы внутри себя каждый задал вопрос: «А я человек?»
Анастасия Гайнутдинова