Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

"Театр - чудо, которое исцеляет души"

Ульяновск сегодня
21 Ноября 2014
/upload/iblock/99d/99d0eed933b808c62f137f9332321266.jpg
Около сотни ролей сыграл за большую творческую жизнь заслуженный артист России Виктор Чукин. В Ульяновском драматическом театре им. И.А. Гончарова он всего три года, но успел стать узнаваемым на сцене и любимым зрителями. В недавней премьере «Одолжите тенора!» по пьесе современного американского драматурга Кена Людвига Виктор Юрьевич блестяще играет роль театрального менеджера Сондерса.
Сегодня наш корреспондент беседует с актером.
— Виктор Юрьевич, как Вы появились в театре?
— История простая: был школьный драмкружок в Перми. Нас там занималось 12-13 человек, но только один я втайне, боясь насмешек от сверстников, мечтал о профессии актера. Потом — Народный театр при Дворце культуры Пермской фабрики «Гознак». Меня приметили его руководители Наталья Тихвинская и Галина Захарова. Там дело было поставлено на профессиональный лад. Почти ежедневно занимались мастерством актера, сценической речью, играли в спектаклях. Этот коллектив укрепил мою веру в себя и желание поступить в театральный вуз. Через два года я поехал в Москву — и не поступил. Уже не надеясь ни на что, отправился в Свердловск, в театральное училище. Конкурс был колоссальный: что-то до 25 человек на место, и на курс набирали 25 человек. Но я прошел!
— Было бы несправедливым не спросить Вас о Вашей большой и успешной творческой жизни на сцене Курганского областного театра драмы.
Именно там Вы получили звание «Заслуженный артист России», были несколько раз отмечены Губернаторской премией, стали лауреатом ряда театральных фестивалей.
— Этому театру мы с женой отдали 27 лет. Приехали туда по распределению, не думали, что надолго задержимся, а оказалось, что связали с ним свою судьбу. Там у нас родилась дочь, там встретили друзей, встали на ноги как актеры. Была очень хорошая труппа с любимцами курганской публики, в которых мы тоже влюбились. Повезло с режиссерами. У Карла Марсона
в свои 25 лет с супругой сыграли главные роли в спектакле «Красавец-мужчина» по Островскому. Мы много репетировали с режиссером, потому что он понимал, что мы не соответствовали уровню актеров, которых он собрал вокруг нас в спектакле. Марсон сумел нажать на какие-то клавиши в глубине наших душ, поэтому эти роли стали нам близки, понятны и дороги. Мое признание — и зрительское, и официальное — пришло с ролью в спектакле «У моря» по пьесе Розова «Кабанчик». Она была написана автором по следам дела Медунова, первого секретаря обкома партии Краснодарского края, которого посадили, как сейчас сказали бы, за коррупцию. Я играл роль 18-летнего Алешу, который взял на себя грехи родителей. Спектакль и я стали лауреатами премии «Комсомол Зауралья». Очень дорога для меня «Чайка» Чехова, которую мы возили на фестиваль в Петербурге, посвященный 100-летию первой постановки этой пьесы на сцене «Александринки». Я играл Треплева, моя жена Лена — Нину Заречную. Это так все со мной тогда срослось — до паузы, до вздоха… Потом было тоже много интересных работ, например — Моцарт в «Моцарте и Сальери» по Пушкину, Иванушка в «Бригадире» Фонвизина, Расплюев в «Свадьбе Кречинского» Сухово-Кобылина, Кочкарев в «Женитьбе» Гоголя. К сожалению, времена меняются. Знаю, что во многих провинциальных театрах сейчас сокращается количество спектаклей, играют только в пятницу, субботу, воскресенье. Меньше премьер, меньше работы — для актера это катастрофа! Нормальное состояние, когда ты переходишь из одного спектакля в другой. Не потому, что ты жадный такой. Для актера нормальное желание — трудиться. Спектакль — этап, и хочется снова начать с чистого листа, репетировать, репетировать, репетировать… Мне везло, я всегда много работал, и слава богу, что в Ульяновске это продолжается. Хорошо, что губернатор Ульяновской области Сергей Морозов поддерживает театр. Создана целая программа, которая дает возможность сельскому зрителю видеть спектакли нашего театра.
Этим могут похвастаться немногие регионы.
— Расскажите о Вашей актерской кухне. Из чего строятся роли?
— Все очень просто, мы работаем по системе Станиславского.
— Но некоторые считают, что она устарела…
— Есть законы драматического искусства: чтобы зрителю было интересно, он должен понимать, что происходит на сцене, и увлечься действом. И тут, мне кажется, актеру не обойтись без системы Станиславского. Мы отталкиваемся от предлагаемых обстоятельств: почему это случилось, почему сегодня, почему со мной, как я к этому отношусь, как отношусь к тому или другому персонажу и так далее. Это как расследование, как детектив. Начинаешь углубляться и понимаешь, что делать это можно сколько угодно долго, ведь мы все замотивированы и ничего не делаем без необходимости без мотива.
— Сейчас, когда жизнь меняется под влиянием информационных технологий, продолжаетли театр сохранять свою миссию и какова она, на Ваш взгляд?
— У американского драматурга Уильяма Сарояна я прочитал мысль, с которой не могу не согласиться. Зачем зритель ходит в театр? Затем, чтобы сравнить свою жизнь с вымышленной и испытать счастье от того, что с ним такого, как с героем спектакля, не случилось, или — наоборот, что он молодец, потому что в подобной ситуации поступил точно так же, как и герой спектакля. Зритель испытывает от подобных мыслей эмоциональное удовлетворение. Это чудо театра, оно исцеляет души. Ты говоришь со зрителем о таких вещах, о которых в личном общении не заговоришь. О том, что не надо делать больно другому, как это делают моему герою в спектакле, ведь он может пойти и пустить пулю себе в висок, как это происходит с Треплевым в «Чайке», так что давайте лучше любить друг друга, вместо того чтобы мучать. И комедия тоже должна лечить души.
— «Одолжите тенора!» лечит?
— Конечно, ведь там очень жизненная ситуация. Приезжает знаменитость, и мы начинаем выражать восторги перед ней, рассыпаться в комплементах, но каков этот человек на самом деле, мы ведь не знаем. Актер и зритель могут понять друг друга в своих человеческих слабостях, договориться друг с другом, как им вести себя в подобных случаях. Это возможность посмеяться над собой по-доброму. И это тоже лечит душу.
— Как работалось над спектаклем?
— С удовольствием! Режиссер Евгений Редюк — признанный мастер комедии, он умеет здорово все закручивать. Любит актеров. Вообще, актер по натуре человек ленивый. На репетициях нужно начинать жить жизнью другого человека, а в это время твоя собственная жизнь продолжается: семья, дети, друзья и так далее. Все этому в тебе сопротивляется. Поэтому любая роль — насилие над собой, мы должны заставить свой организм зажить проблемами героя. Сделать так, чтобы это стало для тебя сначала привычным, а потом получать от этого удовольствие. Тогда и зритель получит удовольствие.
— Как Вы себя чувствуете в ульяновском театре?
— Очень хорошо, потому что театр дает нам возможность работать творчески и интересно жить, а это для нас главное.
— Ваша жена Елена Шубенкина — тоже актриса, заслуженная артистка России. Когда в одной семье два творческих человека — какие в этом плюсы и минусы?
— Семейная жизнь хороша, когда оба смотрят в одну сторону, когда им есть о чем поговорить, когда есть взаимная помощь и поддержка. Мы понимаем, когда одному нужно оставить другого в покое и не трогать, потому что идет творческая работа, или, наоборот, — помочь. Мы до сих пор очень радуемся, когда встречаемся не только дома, но и на сцене.
Беседовала Ирина Морозова

НАША СПРАВКА
Виктор Чукин родился 22 мая 1960 года в городе Карл-Маркс-Штадт (Германия). Окончил Свердловское театральное училище в 1983 году. В том же году начал играть на сцене Курганского драматического театра.
В Ульяновском драматическом театре с 2011 года.