Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Посмеялись над чувствами?

Симбирский курьер
09 Декабря 2014
«Они смеялись! Смеялись над моими чувствами!» – догнал меня девичий крик, когда я спешила на автобус после просмотра премьеры спектакля «Бедная Лиза». Парень утешал девушку, а она громко говорила о том, как плакала, когда впервые читала повесть Карамзина: «А что сделали они?!».

Они – семь молодых актеров, мастер сцены Алексей Дуров и худрук Ульяновского драмтеатра Сергей Морозов – сделали эту насмешку, граничащую с откровенным стебом, связующим звеном с другой публикой. Расстроенная девушка, очевидно, начитанная и воспитанная особа, не восприняла этот ход за художественный прием, способ прочтения произведения, написанного более 200 лет назад. Режиссер же искал интонацию для разговора с другой молодежью – той, которая не столько читает, сколько тусуется, которая во всем ищет повод не для размышления, а для приколов, для которой потеря девственности и расставание с возлюбленным – не повод для слез и, тем более, самоубийства.

Семеро в исполнении Дениса Верягина, Дарьи Долматовой, Юрия Гогонина, Марии Жежелы, Марии Прыскиной, Максима Косолапова и Надежды Ивановой – примерно такого рода молодые люди.

Волею случая томик Карамзина попадается героям именно в том месте, где разыгралась трагедия.

Юноши и девушки, передавая друг другу книгу, читают описания Воробьевых гор, Симонова и Данилова монастыря и понимают, что пришли к хижине, где жила когдато Лиза – это их волнует и захватывает. Это подтверждает ее постаревший возлюбленный – Эраст (Алексей Дуров). Кстати, исследователи творчества Карамзина отмечают, что писатель первым применил этот прием, описав место действия, из-за чего выдуманную им историю восприняли как реальную.

Эраст, наблюдая за тем, как молодые люди примеряют на себя роли Лизы, ее родителей и его самого, погружается в воспоминания, сверяется с рукописью, в которой описал события минувших лет, бросает ремарки, помогая молодежи воспроизвести историю.

Они действительно посмеиваются над этой историей. Дарья Долматова карикатурно изображает недалекую мать. Юрий Гогонин постоянно «забывает» о том, что отец Лизы уже умер, и, вместо того, чтобы застыть за рамой портрета, деятельно принимает участие в судьбе «дочери». А впервые услышав имя молодого возлюбленного – Эраст, – артисты и вовсе выходят из образов. «Пойдем отсюда!» зовут они «Лизу». Но другой Эраст, старый, объясняет им значение имени: «Милый, любимый», и история продолжается. Она обрастает народным пением (браво педагогу по вокалу Наталье Москаленко и артистам, блестяще справившимся с этой непростой задачей) и танцами (хореография Маргариты Январевой). Художник по костюмам Дина Тарасенко не только создала очень красивые и необычные наряды, но и воплотила в визуальном ряде путь развития любовного чувства Лизы в венках, украшающих героев – от зарождения (весенние первоцветы) до расцвета (яркие летние цветы) и увядания (осенние листья). Лиза (Мария Прыскина) вообще гораздо эмоциональнее зажатого Эраста (Максим Косолапов). На пике отчаяния она бросается в реку: пену оборвавшегося белого занавеса затягивает под сцену. И вот последняя сцена спектакля: ошарашенная молодежь стоит у обрыва, а неуспокоившаяся «душа» девушки льнет к живущему наедине со своим стыдом старику Эрасту.

Анна МИХАЙЛОВА.