Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Нет жизни без игры

Народная газета
18 Февраля 2015
Есть спектакли, которые совсем не хочется рецензировать. Проще говоря, раскладывать на «запчасти» режиссуру, сценографию, музыку, костюмы, анализировать, как они «подогнаны» друг к другу, про что вот эта мизансцена и зачем на сцене вот этот стул.

Хочется просто окунуться в мир, предлагаемый нам драматургом, режиссером и актерами, испытать удовольствие, взгрустнуть, посмеяться, вытащить из закоулков памяти забытые вещи и истории, «спровоцированные» увиденным в спектакле. Они вроде бы невпопад, вроде из другой жизни, но почему-то так легко вливаются в поток эмоций.
Потому не буду рецензировать спектакль Ульяновского драмтеатра «Солнечные мальчики». Это — впечатление, только впечатление. Мне кажется, публика не очень любит смотреть спектакли об актерах, точнее, относится к ним с некоторой прохладцей, если только это не убойная комедия, в которой, собственно, неважно, кто и зачем шутит. Может, зрителям сложновато уловить подтексты, подводные течения, полутона актерского закулисья? А они «рассыпаны» по всему спектаклю, который поставил Максим Копылов.

«Солнечные мальчики» — насквозь актерская пьеса, вроде бы очень американская, к тому же бродвейская классика, созданная известным американским драматургом Нилом Саймоном. Вы бывали на Бродвее? Мне тоже не довелось. Не знаю, над чем смеялись и грустили их зрители на тамошних «Солнечных мальчиках». У нас — свои звезды, свои слезы, свой смех. И даже отсыл к «Америке» (фильм «Новые времена» с Чарли Чаплиным, демонстрирующийся перед спектаклем на занавесе, пронизывающие весь сюжет джазовые композиции в живом исполнении и знаменитые песни, исполняемые актерами), который создает ауру, погружает в атмосферу, не самое главное в этом действе.

История списана с реальности. В первой половине ХХ века жил и процветал легендарный комический дуэт The Sunshine Boys — Алан Льюис и Вилли Кларк. Их скетчи и выступления были очень популярны. Они продержались на сцене 42 года — безумная цифра для вечно ругающегося и публично скандалящего шоу-бизнеса. Но ничто не вечно. Партнеры состарились. Льюис решил уйти на покой и бросил партнера. У него семья, дети, внуки. А у Кларка — только племянник Бен Сильвер. Он хоть и продюсер, но все, что может сделать для дяди, — прийти раз в неделю с продуктами и непременным журналом со звездными сплетнями.

А для Кларка жизнь превратилась в свербящее, саднящее душу ожидание. Чего? Роли, конечно, и только роли! Но выясняется, что спустя 10 лет Бен может предложить ему всего лишь выступление на телевидении в ретрошоу. Со своей лучшей репризой из прошлого. Но непременно с Льюисом. И тут-то начинается борьба двух тщеславий. Двух капризных, хоть и списанных звезд. Двух безработных актеров, все еще живущих прошлым успехом и не верящих в его невозвратимость. Двух друзей, которым и вместе — сплошные раздоры (одно слово становится причиной грандиозного скандала), и друг без друга невозможно. Так невозможно, что того и гляди сердце разорвется.

Все это скорее грустная, чем озорная история. Но в ней хватает и юмора, и уморительных актерских находок. И все же центр притяжения, пульс, восторг спектакля — актеры Сергей Кондратенко (Кларк) и Михаил Петров (Льюис). Таких ролей, такого дуэта можно ждать всю актерскую жизнь. Вложить в эту вроде бы смешную историю все свои неудачи и несбывшиеся мечты, мгновения счастья и сладость признания, страсть и опустошение.

Много лет знаю этих актеров — и на сцене, и в жизни. Но здесь порой не узнавала. Что творит на сцене Сергей Кондратенко! Прожиты-прочувствованы и — блестяще СЫГРАНЫ! — каждый жест, шаг, взгляд, интонация, улыбки, секунды хулиганского торжества и пронзительного недоумения -ничего уже не поправить? Как тонко, смешно и грустно играет Михаил Петров трудные шажочки приближения к другу — или возвращения к самому себе? Они живут, когда играют. Они играют, чтобы жить.
Давно не видела на сцене такого безоглядного, глубокого, искрящегося признания в любви к Театру и Актеру. У них все — через край, такая профессия. Только актеры так остро и отчаянно переживают годы одиночества, забвения, ненужности, разлуки со зрителем. Только актеры ради возвращения на сцену могут переломить в себе гордость и несгибаемость, заглушить неприязнь и желание мстить — лишь бы вернуться туда, где ослепительный свет рампы, и аплодисменты, аплодисменты…

Где жизнь обретает краски и плоть, и вкус, и смысл, только когда ты надеваешь чужие маски, когда погружаешься в мир неиспытанных чувств, непережитых ощущений.

Потому и цепляет, и тормошит душу эта история о немыслимой, беспощадной и безнадежной любви актеров к своей профессии. О жизни, в которой казнит и милует Театр. И о моей жизни, впрочем, тоже, которая прошла — пусть и рядом — с театром…

Татьяна Фомина