Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Симбирская драма делает ход конем

Ульяновская правда
06 Октября 2015
/upload/iblock/1c9/1c9693ba9b9c64d16c4c8d1b2480aae4.JPG
„Иван Камышев 

В минувшие выходные премьеру романтической комедии Эжена Скриба «Стакан воды» на сцене Ульяновского драматического театра им. И.А. Гончарова представил худрук дими- тровградской драмы Олег Александров. 

Новый спектакль симбирской драмы вышел в канун 175-летия первого показа комедии «Стакан воды, или Причины и следствия» в парижском театре «Комеди Франсез». Эта комедия месье Скриба, увенчанного лаврами основоположника коммерческой драматургии, в царской России долгое время была запрещена цензурой. Зато потом ставилась много и часто. 

В роли английской королевы Анны блистали великая Мария Ермолова и Юлия Борисова. Герцогиней Мальборо выходили на сцену Елена Гоголева и Людмила Максакова. В Ульяновском театре эти образы примерили две самые сильные молодые актрисы Оксана Романова и Юлия Ильина. Именно они ведут «королевскую битву» за любовь молодого офицера Мэшема. В постановке Александрова любовный треугольник превращается в квадрат, поскольку постановщик разглядел третью серьезную соперницу королевы и герцогини в Абигайль Черчилль, которую режиссеры обычно наделяют характером простушки-инженю, хотя и не без лукавства. Анна Дулебова приняла правила игры режиссера и сумела сдержанно и словно исподтишка поставить свою Абигайль в один ряд с великими женщинами эпохи великих королев. Символом политической и любовной силы, самой судьбы сцену украшает муляж коня. Под «сенью» его крупа прячется Анна, а чуть позже «конь» становится то троном королевы, то местом, где предаются сдержанной страсти Мэшем и его покровительницы. 

Отдельная удача ульяновского «Стакана воды» - Денис Бухалов, играющий мечтающего о министерском портфеле журналиста и политика Болингброка. Его виконт в меньшей степени «лукавый царедворец» и роковой интриган. Больше - рисковый игрок. Многогранная актерская палитра Бухалова позволяет актеру, шаля и шутя, цементировать эту историю о глобальном, которое готово рассыпаться от такой мелочи, как вовремя поданный стакан воды. 

Стакан воды становится в результате не просто условным знаком и любовным шифром, но чем-то архетипичным. Так удачно прописано у Скриба. Актерам остается лишь следовать - в силу понимания и таланта - авторскому замыслу. С одной оговоркой от известного российского литературного критика Романа Должанского: «Стакан воды - история для небольшого и непафосного бульварного театра. В афише академического храма это название повод попенять на неразборчивость и потерю высокохудожественных ориентиров». Симбирская драма выходит из этой парадоксальной ситуации наиболее безболезненно и с наименьшими потерями.