Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Сергей Кондратенко: Там, где любовь!

Ульяновская правда
07 Декабря 2015
«Господь, там есть любовь?! Там есть любовь, что держит землю?! Молчишь... Ни «да», ни «нет»... Что ж, если нет любви там – не беда. Любовь там будет! Я иду туда!»

Сегодня эти слова главного героя Дон-Жуана из спектакля Ульяновского драматического театра им. И. А. Гончарова «Завещание» по пьесе Анатолия Крыма воспринимаются, как последнее «прости-прощай» премьера симбирской драмы Сергея Кондратенко. Его сердце остановилось в минувшее воскресенье. Актеру было 58 лет.
Ведь знали, что болен. И болен серьезно. Но не первый год. Но не думалось. Настолько жизнелюбивым он воспринимался каждым, кто общался с ним, выходил на одну сцену. А он играл до последнего. Пока мог. Оставаясь с первых сценических шагов любвеобильным и ироничным. Любвеобильным на сцене и в жизни. Ироничным, в первую очередь, к себе самому. Любовь он культивировал в себе, чтобы потом щедро делиться ею в амплуа героя-любовника, неподвластном возрасту. Самоирония была как бы защитной реакцией для его ранимого и поэтического сердца. Да, он любил поэзию. Особой любовью. Известные стихи читал, расставляя в них по-особому свои акценты, и складывалось впечатление, что самое «затертое» стихотворение слышишь впервые. Сам обожал сочинять стихи для театральных капустников. В муках творчества. Однажды в сердцах признался: «Легко же тем, кто, не напрягаясь, рифмует одинаковые части речи – существительное с существительным, глагол с глаголом: морозы-розы, говорил-подарил. Мне интереснее существительное с прилагательным, а глагол с деепричастным оборотом. Все что он говорил, как бы «впроброс» становилось уроками профессии, отношения к жизни.
Из его уроков мастерства в конце прошлого столетия в Ульяновске вырос студенческий театр «политеха». «На Дамбе» – это по тем временам, как сейчас бы сказали бренд. Неофициально считавшийся третьим профессиональным театром областного центра после драмы и кукол (ТЮЗ тогда даже не проектировался). Он относился к своему ремеслу с пиететом, требующим самопожертвования и того же требовал от партнеров, учеников, друзей. Не был добреньким, и потому зачастую неудобным. Хотя на открытый конфликт не шел никуда. Просто «уходил в себя» для «обидчика». Годами ждал звания, но охотно пропускал вперед коллег, которых считал более достойными документального титула. А сам тихо и скромно ушел даже не заслуженным по бумажке, но народным по факту.
Сергей Кондатенко. Кондрат для своих. Ушел как жил. Ненавязчиво, но оставив самые яркие впечатления, эмоции, воспоминания. И тоску от осознания, что теперь о нем придется говорить в прошедшем времени. От понимания, что недопоняли, недоговорили, недолюбили, недо…
Все это можно попытаться сделать 8 декабря в ульяновском драмтеатре с 10.00 до 13.00. Он услышит и там, где любовь, еще раз простит и щедро одарит любовью всех нас.