Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Маленький человек и его сильная женщина

Симбирский курьер
19 Февраля 2016
/upload/iblock/8b7/8b78af17d8bf43aed8e7c59bfe89d098.JPG
Алексей Храбсков и Дарья Долматова - замечательная творческая пара, о которой мне давно хотелось написать. Оба - выпускники первого актерского курса УлГУ, воспитанники великолепного артиста и педагога, любимца публики Бориса Александрова, преждевременно ушедшего из жизни шесть лет назад. Оба - одаренные актеры, сыгравшие десятки интересных ролей. Они вместе пришли осенью 2001 года в драматический театр, и если Дарья практически не расставалась с этим коллективом, то Алексей совершил интересный тур по трем театрам - от драматического через ТЮЗ и студию "Enfant-terrible" снова в драматический, попутно занявшись педагогической работой, в некотором смысле заменив в УлГУ Александрова. А чуть меньше двух лет назад эта супружеская пара преподнесла городу подарок в виде нового театрального объединения "Маленький человек".

Будь проклят Хармс

- Алексей, Дарья, на ваших спектаклях - даже на детской "Азбуке хорошего поведения" между вами пробегает такая искра, словно у вас медовый месяц, но вы ведь давно женаты. А когда это произошло?

- До третьего курса мы были просто однокурсниками, - начинает Алексей. - Потом настало время, когда мы подружились. Сошлись наши интересы. Я читал Хармса, умирал со смеху, потом звонил Дарье, читал ей Хармса - и мы заново умирали вместе. Потом оказалось, что группа "Queen" у нас обоих в юности была любимой...

- Ты рассказываешь как-то рутинно! - прерывает Дарья.

- А как все было по Вашей версии?

- Все так и было, но он рассказывает с такой эмоциональной окраской, как будто он и не рад вовсе, и будь проклят тот Хармс, который свел нас, - говорит Дарья под  заливистый хохот Алексея. - Наша свадьба в 2002 году, как мне кажется, стала завершающей вехой в жизни нашего курса, потому что еще год после окончания университета большая часть оставалась в Ульяновске, и мы позвали на свадьбу однокурсников. Получился второй выпускной, прощальный вечер. Эту грусть видно по записи, люди понимали, что мы расстаемся и это наша последняя встреча.

- Наш курс изначально был уникальным, - перебивает Алексей. - Борис Владимирович к этому вел, и все вокруг говорили: "Было бы здорово, если бы вы оставались вместе". По прошествии многих лет я могу заявить, что у нас был маленький коллектив, на основе нашего курса мог бы вырасти театр. И формально на его основе открыли ТЮЗ. Есть даже видеоматериалы, подтверждающие это: один из наших дипломных спектаклей, "Старый друг лучше новых двух" Островского считался открытием ТЮЗа. Но организовано все было бездарно, и мы разбежались. Кроме всего, мы очень глубоко были завязаны чисто по-человечески. Теперь это наша родня - мы приезжаем к кому угодно в любой момент и живем, как у себя дома, так как остаемся близкими людьми. Перед свадьбой мы им сказали - ничего не дарить, сделайте капустник. И они сделали - вся моя родня очень дивилась на эту странную аудиторию. Ничего не осталось после свадьбы, кроме огромной кровати, которую нам подарили наши сумасшедшие однокурсники...

- И которую мы боимся выбросить, потому что - а вдруг это талисман нашей семейной жизни? - признается Дарья.

Мне представлялась чеканутая птичка

- Алексей как-то рассказал мне, что до спектакля "Маленький человек с большим сердцем" вы практически не выходили вместе на сцену. Неужели это правда?

- Так получилось, что, когда мы поступили в университет, Алексей настолько сознательно туда пришел, что я чувствовала себя рядом с ним какой-то бездарностью, - говорит Дарья.

- Этого я не знал! - удивляется Алексей.

- У него была извечная партнерша Екатерина Поленина, - продолжает Дарья. - Они зацепились друг за друга, и всю дорогу делали все этюды вместе. Одна совместная работа у нас все-таки была - мы читали "Метель" Пушкина и... впервые за два года замечательного сосуществования поругались. Тогда я поняла, что больше работать с Алексеем не хочу. Много лет спустя возник "Маленький человек". И я поняла, что он опять думает не в мою сторону. Как-то не видел он меня в образе Женщины Маленького человека. И я внутренне переживала, пока что-то не произошло, и он пригласил меня в этот эксперимент. Алексей, что произошло?

- У Даши была блестящая работа, которую перешибить очень сложно, - начинает Алексей издалека. - Дело в том, что все наши открытия актерские случились на курсе. Даша блестяще дебютировала в учебном отрывке из пьесы "На дне" в роли Василисы. Это было настолько выгодно, что всем стало ясно: Дарья - это яркий драматизм, открытый сильный характер, лобовой конфликт. Если сравнивать две роли - Женщина и Огюстина в "Восьми любящих женщинах", то Даша - это, конечно, Огюстина. В этой роли есть где раскрыться ее темпераменту. Она там гораздо ярче, сильнее, интереснее. Жаль, что в театре не используют эти ее сильные стороны. Дебютировала она здесь в несвойственном ей амплуа инженю. Ей накрутили букли, и она пела "задранным" голосом... Не могу сказать, что женщина в моем спектакле - лирическая героиня, но мне виделась какая-то совершенно чеканутая "птичка".

- А у Дарьи получился ироничный и очень интересный персонаж...

- Да, потому что она так сделала, - соглашается Алексей. - Я решил самостоятельно работать и развивать тему маленького человека. А работая с Дарьей, почувствовал, что мы и супруги, и партнеры на сцене - это дало понять, что я не одинок.

- Удивительно, что мы так долго к этому шли, - рассуждает Дарья. - То, что это, наконец, произошло, меня очень радует, потому что нам вдвоем комфортно на сцене. Это интересный процесс - когда идет придумывание. Я настолько втянулась, что стала получать удовольствие от того, что из текста и из нас с ним сплелась целая история. Мне стало ясно, что так плодотворно можно работать только вдвоем, когда мы объединены общей идеей и понимаем, отчего и куда  идем. И от этого получается такое существование - не бесконфликтное, конечно, но в целом согласное.

- Я снова начну петь оду нашей актерской школе, - добавляет Алексей. - Я работал в трех театрах, работал с многими артистами, и моей мечтой остается то, как мы делали это на курсе - ничего лучше и точнее пока не было. Это такая школа профессионализма, что я не могу променять ее на любительство. А Дарья одного со мной поля ягода, мы мыслим одними терминами и категориями, говорим на одном языке, существуем в одной системе координат.

«Не надо мне королей»

- Дарья, а какие, на Ваш взгляд, сильные стороны у актера Храбскова?

- Он очень обаятельный актер. Недавно я пришла на "Теток в законе" посмотреть на мужа и поймала себя на том, что смеюсь. А ведь я знаю его, как облупленного. Острая характерность, способность оправдать очень гротесковый, парадоксальный рисунок, глубина - это не многим дано. Алексей из тех артистов, которые обладают широким диапазоном - от гротеска до драматизма. Я рада, что его талант имеет применение в театре и случаются четкие попадания именно в его индивидуальность - это хорошо. Знаю очень хорошую роль для Алексея - это Иудушка Головлев.

- Проведу аналогию с певцами, - рассуждает Алексей. - Я баритон, и теноров мне не переплюнуть. Я буду пыжиться, напрягусь и спою, но тенора споют лучше, потому что им там легче и удобнее. Вот почему говорят, что хорошо найти своего режиссера, который поможет тебе понять, кто ты есть. По сути, все мы - закрытые ларцы, и важно, чтобы режиссер видел, у кого какая сильная сторона. Режиссеры не все угадывают, из какого я теста. У меня была любимая роль в ТЮЗе - Кощей Бессмертный. В одной это роли я как бы проживал 100 ролей - это было настоящее удовольствие. И только Евгений Редюк помнил, что я такое в комедийном плане. Поэтому он вытащил меня в "Тетках в законе". Он выкрутил роль в такой гротесковый ход, после чего я приобрел невероятную популярность среди коллег! Ко мне стали подходить и советовать, помогать играть эту роль. К счастью, сейчас жизнь позволяет делать то, что тебе хочется, пробовать выходить за пределы себя, что очень любил предлагать Борис Владимирович Александров. Грубо говоря, мы работаем на расширение диапазона. "Маленький человек" - это наш поиск в пределах той темы, которая мне близка. Я это декларирую: хочу играть маленьких людей - не надо мне королей и сильных личностей.

- Как человек, который с ним живет, я не люблю Алексея в трагических проявлениях, - реплика Дарьи снова вызывает у Алексея гомерический смех. - Я люблю, когда он легок, весел, обаятелен. Светящиеся голубые глаза - это прекрасно! Не надо трагедий.

- Мне Редюк так и написал в программке: "Алексей, кончай с драматизьмом, переходи в комедию", - добавляет он. - Мне нравится интеллектуальные комедии, такие пародии, которые показывают  вывих нашего мира и доводят его до абсурда.

- Хотя актеры часто ставят спектакли, все-таки неслучайно есть разделение на актеров и режиссеров. Как считаете, что дает актеру право на то, чтобы выступать в роли режиссера?

- Мне кажется, актеру дает это право его желание сказать то, о чем он не может промолчать, - говорит Дарья и убегает на репетицию.

- Я себя принципиально режиссером не называю, - отвечает Алексей. - Это другая профессия, хотя и очень молодая. До конца XVIII века спектакли ставили актеры, а еще раньше - драматург. Если говорить о различии профессий, режиссер более аналитичен, он может более трезво и с холодной головой организовать работы. Надо любить говорить языком режиссуры. Актер - тот, кто с радостью играет в чужую игру. А режиссер - тот, кто говорит: "Нет, все будут играть в мою игру!". Спектакли, которые я ставлю - это эксперименты, пробы, потому что трудно найти режиссера, который бы понимал, что именно я хочу. А в университете я вынужден ставить со студентами. Успокаиваю себя тем, что были же успешные драматурги, режиссеры и исполнители главных ролей в одном лице, как Эдуардо де Филиппо мой любимый. Я себя с ним не равняю, но это дает мне право.

Храбрый, вольный и спокойный

- Почти два года назад Храбсков объявил себя Вольным. Что Вы вкладываете в этот псевдоним и чувствуете ли себя Вольным, если снова служите в театре?

- Это поступок-декларация о самостоятельности и неприверженности ни к одной системе. Оставаясь здесь, я все равно свободен - никто не запрещает мне делать, что я хочу. Кроме того, я всегда хотел эту фамилию, как только узнал, что мой дед - Эдуард Вольный. Мой отец - незаконнорожденный, он носит девичью фамилию своей матери. Он родился незапланированно, по любви, и моя бабушка много понесла за это от своей семьи, которая отвернулась от нее. Она шла домой 1 мая 1944 года из города Никольска Пензенской области. Превозмогая схватки, прошла 13 километров. Мимо проехал на телеге ее отец - не остановился и не взял. Когда она рожала, никто не подал простыни. Такие жестокие были нравы. А в Никольске работал мой дед - родом он из Винницы, по крови поляк. В будущем Вольный стал директором хрустального завода, и партия запретила моему отцу носить фамилию Вольный: директору завода не полагалось иметь внебрачных детей, а он не проявлял к сыну никакого интереса. Жена его об этом грехе знала и простила. А бабушка воспитывала моего отца одна. Решив взять эту фамилию как псевдоним, я спросил разрешения у отца, и он согласился. И я, оставаясь Храбсковым, начал новую творческую жизнь под псевдонимом Вольный. Значение слова простое: от слова воля - волевой, свободный, независимый. В переводе с чешского - свободный, с польского - спокойный. А Храбсков  - от слова храбрый. Мне нравятся все качества, которыми наделяют меня эти фамилии. Псевдоним пока не приживается. Кто-то не верит, что я это всерьез, кто-то не понимает - зачем, а кто-то хорошо относится.

Анна Школьная

Фото: Анна Школьная