Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

Ностальгия по Вампилову

Ульяновская правда
05 Апреля 2016
В симбирской драме ищут разницу между позой и позицией…

1966 год стал прорывом для одной из самых непростых пьес Александра Вампилова «Прощание в июне». Тогда эта комедия была наконец напечатана сразу в двух журналах СССР и поставлена аж в восьми театрах бывшего Советского Союза.
Спустя полвека, за сценическое воплощение слишком актуальной в свое время и, к сожалению, не до конца понятой в век постмодернизма пьесы в Ульяновском драматическом театре им. И.А. Гончарова взялся молодой питерский режиссер Олег Молитвин (на фото). «Ульяновская правда» побывала на единственной пока премьере «Прощания в июне», состоявшейся в симбирской драме в конце марта.

Фабула была подсказана Вампилову собственным опытом. Студентом-филологом будущий драматург написал едкую эпиграмму на ректора вуза. Автору сатирических стихов грозило исключение, и, если бы не вмешательство факультетской общественности, не видать бы старшекурснику Саше Вампилову диплома о высшем образовании. Тема порванного диплома не пожелавшим предать свою любовь пятикурсником Колесовым долгое время оставалась на сценах страны основной. В то время это был поступок. Сегодня, как выяснилось на публичной читке, Олег Молитвин считает содеянное главным героем мальчишеством. Контрапунктом режиссер попытался рассказать о другом…

Метался пятьдесят лет назад молодой, только начинающийся, по мнению критики, как драматург Александр Вампилов. Даже с названием долго не мог определиться. От «Свидания в предместье» до «Ярмарки». Мечется с концепцией Молитвин. Мечутся в поисках места главных героев в микрокосме зарождающейся взрослой жизни исполнители главных ролей. И в этих метаниях самое чудное, что есть в новом спектакле. Он даже, наверное, в чем-то не завершен. И в этом «на вырост» главная его прелесть.

Брутальное начало исполнителя главной роли Алексея Гущина не делает поступок Колесова чем-то неожиданным, неподготовленным и экстраординарным. Провинциальная, хулиганская свобода рвущего диплом студента, благодаря искренности и какой-то животной правде актера, кажется, по обозначению самого Вампилова, неким нравственным компасом, который скорректирует жизненный маршрут вступающего в период абсолютной самостоятельности молодого человека. Он делает это ради того, чтобы делать хоть что-то соответствующее его пониманию цельности своего поколения. А не во имя любви, как принято думать с тех пор, как пьеса после долгого неприятия начала все же свое шествие по подмосткам. Тему любви и предательства, кстати, по воспоминаниям его биографов, исключал и сам Вампилов.

Первым заложенный в ней лейтмотив морального искушения разглядел весьма хваливший «Прощание в июне» Алексей Арбузов. И эта тема абрисом обозначена Молитвиным и актерами. Зрелость здесь сдает свои позиции перед инстинктами. А поза главенствует над поступками. В этом смысле весьма профессионально короля (то бишь Колесова) играет свита. Каждый из молодых актеров по-своему индивидуален, но, когда требуется для идеи, способны стать цементо-образующим фоном главной сюжетной линии. Лишь выделяется своей агрессивной беззащитностью Сергей Чиненов в роли обаятельного бунтаря Гомыры. И изящно перешедшая к возрастным ролям Оксана Романова, тонко и грациозно играющая знающую себе цену жену ректора. Сам ректор Репников в исполнении заслуженного артиста России Виктора Чукина непроизвольно теряется в своем противостоянии с неудобным студентом. Сила его убежденности в своей правоте  не разбивается о монументальность принципов Колесова, а растворяется в завышенной самооценке студента. Колесов Гущина настолько спокойно самодостаточен, что даже единственный носитель социальной притчевости у Вампилова, взяточник по убеждению Золотуев в исполнении премьера симбирской драмы, заслуженного артиста России Владимира Кустарникова, не более чем безвредный декларатор некой абстрактной, хотя и навязчивой идейки о неограниченной власти стяжательства. Свое финальное очищение от химер привычного уклада Колесов в Ульяновском театре, искупавшись под настоящим идущим прямо на сцене очищающим дождичком, совершает не вопреки Репниковым да Золотуевым, но благодаря им. И это единственная серьезная неточность интерпретаторов, приводящая к разногласиям с первоисточником. Несильно принципиальным в контексте товарно-денежных отношений. Где после порванного диплома не жизнь в буйстве красок, а вязкая тишина неопределенности.

Александр Кныш

http://ulpravda.ru/ulpravda-newspaper/news/news-23756