Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

МИФ О ВЕСНЕ

Симбирский курьер
30 Марта 2018
Читка пьесы в театре – момент одновременно рабочий и интимный, закрытый от посторонних глаз и ушей. Это начало пути, который артисты под руководством режиссера проходят от знакомства с произведением до превращения его в спектакль. Что происходит в труппе, ульяновским театралам показывали лишь однажды, когда молодой режиссер Олег Молитвин вынес «на публику» читку пьесы Вампилова «Прощание в июне». Это был любопытный процесс, в котором перед публикой происходило понимание актерами сути своих персонажей и их поступков. В театрах все более популярной становится эта форма, причем это не значит, что пьесу поставят. А в Ульяновском драматическом театре в дни театрального фестиваля «Лицедей» публичную читку устроили во второй раз. Выбор пал на пьесу «Жужел», написанную ульяновским поэтом, писателем, драматургом Галой Узрютовой.

Ситуация, происходящая в пьесе, знакома многим до боли. Уход близкого человека из жизни, его постепенное угасание – тема тяжелая, но Гале удалось наполнить ее светом и надеждой. Герой пьесы – Василий (роль озвучил недавно пополнивший труппу  заслуженный артист Украины Андрей Бориславский), ему предстоит операция по удалению опухоли головного мозга. Дочь Оля (Надежда Иванова) и жена Анна (Людмила Шубенкина) переживают все особенности его диагноза – Василий не просто забывчив, но путает самые значимые в семье факты и даты – не помнит, когда у родных (да и у себя) дни рождения, взрослую дочь, окончившую университет, отправляет делать уроки. Он раздражителен и, как минимум, чудаковат – привязался к детской дочкиной шапке, с которой не желает расставаться. Оля более терпелива. Анна менее сдержана, но у нее другие отношения с мужем – кроме последних событий есть и давние обиды.

Гала Узрютова не пытается насытить пьесу жалостью, напротив, она довольно беспощадна и прямолинейна. Не стремясь сгладить неловкие ситуации, она вносит, например, такой момент: Василий перепутал туалет и ванну… А его жена может психануть и уйти из больницы прямо перед операцией. В пьесе Галы можно узнать не только своего близкого, с которым болезнь и время творят ужасные вещи, но и самих себя. Трудно быть ангелом рядом с таким человеком – об этом Гала говорит, как о факте, без осуждения и оправдания. Свидетелем трагедии в их семье становится Фая – жена одного из больных, соседа Василия по палате. В исполнении Фариды Каримовой это женщина, которая полностью понимает, что происходит, - ее муж в еще более плачевном состоянии: не разговаривает, привязан к кровати. Но, наблюдая за капризами Василия, сочувствуя Анне и Оле после его смерти, она бесконечно поддерживает мужа и мечтает о возвращении с ним домой.
Однако пьеса не только о том, как уходит близкий человек. Бывает, человек угасает – и физически, и интеллектуально, теряет вкус к жизни. Василий не такой. У него семейная страсть – он пчеловод. И вместо того, чтобы думать об операции и выздоровлении, он думает о пчелах: весна, надо ехать за город, выносить ульи, а если уж это невозможно, то надо привезти их в город! Об этой навязчивой мысли, как о последней просьбе умирающего, вспоминает в день поминок Оля. Надев ту самую нелепую шапку с розовым помпоном, она заходит в омшаник и выносит улей. Тут и Анна не выдерживает, помогает дочери и они вместе прислушиваются к жужжанию замерших было пчел и отпускают их на волю…
Артисты рассказали, что во время репетиций вспомнили миф о Персефоне – предвестниками возвращения ее из царства мрачного Аида на землю и наступления весны были пчелы. И, как подметила одна из зрительниц, пьеса Галы – о том, как важно исполнить последнюю просьбу умирающего. И публика присутствовала при том, как это понимание рождается в человеке.

После читки в зале несколько раз прозвучали вопрос и даже настойчивая просьба поставить спектакль по этой пьесе. По словам актеров, для «Жужела» нужен режиссер особенный , чуткий. Пьеса Галы на редкость поэтична, и создают это по большей части ремарки автора. Хотя их не так и много, но Виктор Чукин, читавший ремарки от автора, чудесным образом превратил их в реплики еще одного, невидимого героя пьесы. Не случайно из обсуждения, к чему больше тяготеет эта пьеса – к театральной поставке или киновоплощению, – родилось воспоминание о радиоспектаклях. Появится ли такой радиоспектакль – вопрос пока открытый, но будет жаль, если пьеса останется прочитанной лишь в небольшом кругу публики репетиционного зала театра. Тем более что публика собралась разновозрастная,  и пьеса не оставила равнодушным никого, а многих растрогала до слез.

Анна Школьная