Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

НАШЕ И НЕ НАШЕ ДЛЯ ЮРИЯ ГРИГОРЬЕВА

Ульяновск сегодня
30 Марта 2018
Недавно гостем Ульяновска был обаятельный, излучающий доброту Юрий Герасимович Григорьев, он же «дядя Юра», как до сих пор зовут его выросшие девочки и мальчики, помнящие артиста по выпускам передачи «Спокойной ночи, малыши!» в конце прошлого века.

Актер Российского молодежного театра в Москве и телеведущий канала «Радость моя», он приехал в наш город в качестве председателя жюри XII Областного театрального фестиваля «Лицедей-2018», проходившего с 20 по 27 марта. На пресс-конференции Юрий Герасимович рассказал о себе, о своих театральных и телевизионны работах последних лет.
Артист в Ульяновске не впервые. Бывал у нас несколько раз на протяжении последних 20 лет. Гостиница «Венец» ему хорошо знакома. Вообще, с телеперсонажами Хрюшей и Степашкой он объехал всю страну. На свое 50-летие двенадцать лет назад Юрий Герасимович попросил своих администраторов подсчитать число городов России, где он побывал. Оказалось, что свыше 140. Для юбилейного вечера друзья сделали для него карту на сцене, на которой зажигались огоньки там, где Григорьев выступал. И эта карта осветилась множеством огоньков с востока до запада и с юга до севера страны.

На встречах, где он выступает с персонажами из «Спокойной ночи…» к нему вместе с детьми подходят их родители. И часто мамы признаются Юрию Герасимовичу, что до сих пор смотрят эту передачу и вспоминают время, когда были маленькими. Говорят ему: «Спасибо, что возвращаете нас в детство, в сказку!».

Актер очень гордится этим:

—    Мы чересчур взрослые, и у нас столько проблем. Но нужно не забывать позволять себе быть молодыми и даже маленькими. Это дает душевное здоровье!

Григорьев обожает всех кукол из «Спокойной ночи, малыши!».

—    Интересно, что Валентина Леонтьева, которую я знал и которой несколько лет назад открывал памятник в Ульяновске, почему-то не любила Каркушу, — говорит он. — Она обожала Филю. Мне же выделить кого-то из них сложно. Кстати, на эту тему социологи провели исследование мнений маленьких зрителей: кого больше любите, кого — меньше. К тому времени в передаче было много разных персонажей. Дети выделила четверых: Филю, Хрюшу, Степашку и Каркушу. Интересно, что каждый из них представляет один из четырех основных типов характеров людей. Степашка — мягкий, застенчивый, теплый. Филя — защитник. Каркуша — резонерка, все знает. Ну и как обойтись без шалуна Хрюши?!

В 2000 годы Юрий Герасимович ушел из этой программы. Начались новые веяния на ТВ, приход новых ведущих, борьба за рейтинг. Однако с телевидением актер не расстался. В его жизни появился канал для детей «Радость моя». Григорьев рассказывает о нем:
— Канал работает без рекламы. Это принцип людей, которые организовывали его. Все программы создаются сотрудниками. Когда я пришел в него, то узнал о результатах социологического исследования по вещанию для детей в России. Оказалось, что из 16 таких телеканалов только пять имеют русское название. И только один канал снимает свою продукцию. Это «Радость моя». Остальные каналы демонстрируют западную продукцию. В чем тут разница, могу показать на следующем примере. В давнем-давнем году «спокушки» заказали в Англии сделать наших кукол. У них там уникальная машинерия, в этом они далеко ушли от нас. Мы отправили туда свои формы, чтобы получились наши куклы, но с другой начинкой. Российские бабушки-кукольницы это делают из папье-маше, и у них получается такой, например, замечательный Хрюша, что зацеловать хочется. И вот привозят к нам английские куколки. Наши кукловоды взяли их и сначала были в полном восторге. Можно все делать: ручки двигаются, глазки моргают, и все это одновременно. Но одно плохо: снимать нельзя! Все по нашим лекалам сделанные куклы, сказать, что злые, — ничего не сказать. Хрюша, без преувеличения, — это некий вепрь, сумасшествие злобы! Вот что такое наше, и что не наше…

Юрий Герасимович ведет на канале «Радость моя» свои программы. Раньше это была, в частности, передача «Шишкин лес» — аналог «Спокойной ночи, малыши!», только с другими куклами. Сейчас делает программы для взрослых — «Аты-баты» и «Пройти сто дорог».

— Поездки во время съемок этих передач меня очень обогатили, — поделился актер. — С «Аты-баты» я проехал всю нашу армию, все виды и роды войск, все регионы. Как сейчас расцвели наши офицеры! А раньше буквально плакали. ..Ас программой «Пройти сто дорог» я побывал в глубинке, в заброшенных деревнях, где нередко живет лишь несколько стариков. Там такие чудесные люди!

Несмотря на свою загруженность работой на ТВ, он успевает играть и в театре. Например, в спектакле «Берег утопии» по пьесе английского драматурга и режиссера Тома Стоппарда, три года изучавшего, что было в России при Герцене, Огареве, эпопею русской жизни середины XIX века в трех частях.

—    Когда, мы, актеры Российского молодежного театра, читали этот материал, то сидели, обезумев: кому это может быть интересно? — вспоминает Григорьев. — Кстати, Стоппард предлагал эту пьесу МХАТу, но ему там сказали, что не потянут. А мы потянули! Спектакль идет 9 часов! В Москве мы играем все три части в один день. Зрители приходят в 12 часов и — до 10 вечера, а потом стоя аплодируют нам. Наш театр возил эту постановку на гастроли в Мадрид и Барселону. И я был счастлив, когда уже в Москве прочитал в присланных из Испании рецензиях: «Какое счастье, что есть еще русский репертуарный театр!». Тамошним зрителям уже осточертела западноевропейская театральная мишура, которой их пичкают…

Бывая в разных городах России, ему всегда интересно узнать, как и чем живут местные театры. По его мнению, за последние годы уровень театрального искусства в провинции сильно вырос.

—    В первую очередь, — считает Юрий Григорьев, — я связываю это с тем, что вырос зритель. Когда ты работаешь на сцене и дышишь с залом, то чувствуешь, как он живет, как сопереживает. Часто спрашивают: изменилась ли детская и взрослая аудитория? Дети не изменились — все такие же непосредственные, энергичные, сумбурные. А вот взрослые зрители изменились, и это заставляет театры поднимать свою планку.

В фильмах он снимается редко:
—    Я не капризный. Но есть свои принципы: в «чернухе» сниматься не хочу. Опытные артисты говорили мне, что зря, потому что меня забудут. Исключения делаю только для старых дру-зей-режиссеров. Это, конечно, не такие фильмы, где я снимался в советское время, как «Поговорим, брат», который на Госпре-мию выдвигали, или как «Женатый холостяк», который теперь идет на ТВ под рубрикой «Золотой фонд»…

Говоря о сегодняшнем времени и искусстве, актер убежден:
—    Наша страна переживает духовный подъем. Я для себя так и называю этот период — духоподъемный. Важно, чтобы в это время давались в кино и театрах душеполезные премьеры. Как здорово прозвучали фильмы «Движение вверх», «Легенда №17» и другие, как люди на них пошли, откликнулись! Это вызывает гордость!