Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

ЦИНИКИ ОНЛАЙН

Симбирский курьер
27 Июня 2018
/upload/iblock/f6c/f6c5dff77480bb3a39e643f1a93338a2.JPG
Если вы собрались посмотреть премьеру этого сезона, спектакль «Бесприданница» в Ульяновском драматическом театре, забудьте о томной атмосфере знаменитого фильма Михалкова. Никаких платьев и декольте, никаких шмелей мохнатых, никаких цыган – ничего из того, чем рисуют картину очаровательного дворянского быта русского XIX века. Все будет жестко, почти графично, никаких полутонов и теней.

Часто спрашивают, зачем переносить время действия пьесы во время настоящее, в современность. Ответ на этот вопрос давно дан: затем, чтобы показать, что люди не меняются, в отличие от одежды, обстановки и всего, что указывает на эпоху. Дело в другом – для чего это делается и насколько оправданно. В случае с «Бесприданницей» все сделано очень ясно и убедительно. Режиссер Владимир Золотарь посредством современных технологий показал одно из непреходящих человеческих качеств – любопытство к чужой жизни. Что в деревне, что в городе этот интерес неискореним. А с камерами в мобильных телефонах это желание все узнать и поделиться с другими перешло все мыслимые границы. То, насколько цинично это может быть, как раз и подчеркнуто в спектакле: самый интимный момент в жизни Ларисы, когда она беседует с Паратовым на корабле, когда выясняется, что жениться он собирается на другой, их снимают на видеокамеру телефона и тут же транслируют в режиме онлайн в интернет – это видят люди в квартирах, в ресторанах, да везде. А ведет эту трансляцию не кто иной, как друг детства Ларисы, Вася…

С телефонами и планшетами тут носятся все – и молодежь (Василий Данилыч Вожеватов, Юлий Капитоныч Карандышев, Сергей Сергеич Паратов), и пожилой делец Мокий Пармевыч Кнуров. Все - как сейчас: словно это самое важное – что-то прочитать в интернете, сфотографировать, выложить, прокомментировать. А заодно фоном включить телевизор, да так, что разговор не получается: доведенный до истерики Карандышев, который и так чувствует себя не в своей тарелке, вынужден кричать, чтобы его услышали, да только не слушают… Снятое видео служит доказательством – да, ты это сказал (или сказала), давай еще раз посмотрим. Такая явная перекличка с американским сериалом «Черное зеркало», где показывается, как может исковеркать жизнь человека зависимость от информационных технологий, в «Бесприданнице» не только не выглядит неуместной, но и подчеркивает весь ужас ситуации. Люди и так бы разнесли слух о падении Ларисы, а тут ее история сразу стала всеобщим достоянием, в тот момент, когда Лариса только осознавала, что случилось.

Цинизм – пожалуй, одна из основных составляющих спектакля. Цинична Харита Игнатьевна Огудалова: прикрываясь маской недалекой глуповатой вдовушки, она привычно вытягивает деньги из богатых любителей приятно провести время в компании ее неординарной дочери. Витиеватая и угодливая с людьми щедрыми, она не словом, так делом показывает то свое презрение Карандышеву, усаживаясь перед телевизором, то, взяв в руки швабру, буквально выставляет из дома обманщика Паратова. Но играющая роль Огудаловой Ирина Янко дает своей героине шанс на то, чтобы считаться человечной: она словно оцепеневает, понимая, что произойдет с дочерью, когда Лариса уходит с Паратовым на «Ласточку». Эта замершая фигура в черном говорит, пожалуй, даже больше, чем вся ее суетливость и говорливость. Возможно, тут и раскаяние, и предчувствие беды.

Циничен Паратов. Ах, как хорош в этой роли Максим Копылов!  Он и обаятелен, и отвратителен – воплощенное обаяние порока.  Наверное, не только очарованная им Лариса способна простить ему прошлую обиду, но и многие в зале готовы простить этому пройдохе то предательство, что он только собирается совершить. Кажется, ему проще смотреть на Ларису сквозь темные очки, через камеру смартфона, а заодно сфотографировать ее, снять видео. Только не в глаза. А уж признаваться ей, обманутой, что обручен, - и вовсе повернувшись спиной.

Циничен Василий Вожеватов – Юрий Гогонин играет его блестяще. Чемоданчик, туго набитый деньгами, превращает друга детства в чужого, незнакомого Ларисе человека. Он охотно, с удовольствием вступает в эту игру – напоить Карандышева, заманить Ларису на теплоход, позабавиться, как игрушкой, с человеком – артистом Робинзоном. Совершить настоящий поступок – это не для него, ответит - как отрежет. Вообще отношение к Робинзону (Алексею Вольному достаточно появится на сцене – и уже смешно!) уже характеризует Паратова и Вожеватова: поиграть и выбросить. Но этот по большому счету и рад этой игре, и в исполнении Вольного дурачится от души, хотя и он в итоге несколько ошарашен грубостью Вожеватова.

Мокий Пармевыч – воплощение цинизма. Приучив Огудалову к своей непомерной щедрости, он словно считает это достаточным для того, чтобы быть прямолинейным. Работа Виктора Чукина в этой роли – выше всяких похвал. Абсолютно холодный, бесстрастный, будто не человек, а робот. Погруженный в какие-то свои дела, которые ведет посредством планшета, он отрывается, чтобы заявить, напомнить о своей значимости. С теми же интонациями, что о делах, он говорит и о том, чтобы взять под крыло Ларису. Понятно, ведь движет им не любовь и не страсть, а желание обладать «редким бриллиантом». И когда он оказывается у него практически в руках, осознание победы позволяет Кнурову-Чукину еще больше вырасти в своих глазах – и вот он, вечно сидящий в инвалидном кресле, наконец, поднимается с него. Зато Лариса, подкошенная предательством и унижением, с трудом вскарабкивается в это кресло – теперь это ее место.  

Циничен и Карандышев. Уж как только ни умоляет его Лариса уехать в деревню, сыграть скромную свадьбу. Но для него важнее показать другим, что выиграл «редкий бриллиант», как называют Ларису, пустить пыль в глаза. Для того на артисте Максиме Варламове неловко сидящий на нем дорогой костюм с забытой этикеткой, для того поблескивающие и, возможно, не нужные ему очечки, для того дипломат с мобильником. Зная, что не любим и не желанен, он уже чувствует себя как дома. Одна из режиссерских находок, вносящих в эту драму немного юмора, - сцена в доме Огудаловых, когда будущий зять усаживается с баночкой пива у телевизора и отнимает у будущей тещи пульт, переключает телевизор на спортивный канал, а та все пытается досмотреть какое-то очередное шоу. Возможно, до убийства Ларисы Карандышева доводят не ревность, так отчаянно демонстрируемая, не постоянно испытываемое им унижение – даже после того, как он стал женихом Ларисы. Вероятно, сработал цинизм собственника: не мне – так никому.

В общем-то, и Лариса Дмитриевна цинична. Художник по костюмам придумал для нее интересный наряд – актриса Анна Дулебова одета в черный мужской костюм, поверх которого наброшен длинный мужской плащ. Как становится понятно в конце, невеста Карандышева не снимала с себя плащ Паратова – этот штрих в портрете Ларисы очень примечателен. Да, и так все знали, что она тосковала по Паратову, но иметь при себе предмет, возведенный в ранг фетиша, а в довесок еще и плакат с портретом Паратова в доме – это немного другое. Образ Ларисы в целом очень яркий и завораживающий. Это девушка, чувствующая себя некомфортно в своем окружении, она другая, стремящаяся уйти в себя, отгораживающаяся от всех наушниками, погружаясь в мир образов Земфиры. Резкая, дерзкая, жесткая, скрывающая чувства, прячущая их за тут же нарисованной маской и стремящаяся бежать от вновь нахлынувших чувств. Редкий бриллиант…

Хочется вернуться к самому началу спектакля. Он начинается уже тогда, когда публика только рассаживается. Бармен Иван протирает посуду и смотрит фильм. «Догвилль» Ларса фон Триера – вроде и не про то, но как много общего в этой ленте со спектаклем Золотаря. Там тоже – жизнь на виду, среди хороших вроде бы людей. Но как цинично они предают доверие девушки, искавшей в городке защиты, убежища, утешения.

Анна Школьная

Фото предоставлено Ульяновским драматическим театром.