Ульяновский драматический театр имени И.А. Гончарова

ИРИНА ЯНКО: ТЕАТР БЕЗ СТРАСТИ НЕИНТЕРЕСЕН

Народная газета
24 Июня 2018
/upload/iblock/fe8/fe8fcc58dc6172e01d4c92a3694b0d8f.JPG
От «Девочки и апреля» - до «Бесприданницы». От «Сына полка» - до «Безымянной звезды». Путь длиной в 38 лет на единственной сцене - сцене Ульяновского драматического театра. Сколько сыграно, сколько прочувствовано, сколько пережито… Заслуженная артистка России Ирина Янко празднует свой юбилей. На бенефисе будет представлена  «Бесприданница».

Я обожаю актеров. Непостижимым образом они извлекают из закоулков актерской души кусочки чужой жизни и, растворяясь в ней, заставляют вас забыть о жизни собственной. Как заразительна страсть, как сладки слезы, как обнажены чувства, когда актеры играют. Играют так, как Ирина Янко.

Почти три десятка лет я не пропускаю ни одного спектакля, в котором играет актриса. И не перестаю удивляться: она умеет быть такой разной на сцене - ангелом, кокеткой, героиней, стервой, проклятием, капризом, старой девой и покорительницей мужских сердец. И всегда на сцене - Женщина, которая любит, ждет любви, умеет любить.

И хочется хоть немного приоткрыть занавес не только над творчеством, но и над личностью актрисы. Мне захотелось вспомнить наши разговоры о театре, жизни и любви - до дня сегодняшнего. Пусть это будет монолог Ирины Янко. Конечно, с годами мы в чем-то меняемся. Но остается главный человеческий стержень - талант, порядочность, мудрость. Как говорит Ирина, «душу поганить нельзя!».

О ролях и мечтах

- Вот заселяется в человека бацилла, вирус по имени Театр. Не излечишься… Театр - это планета. Со всеми ее катаклизмами. Здесь случаются торнадо и ураганы, здесь тебе и пустыня, и слезы, и предательство. Все-все!

Я люблю играть, люблю выходить на сцену, люблю зрителей, люблю все свои роли, потому что в каждой есть что-то дорогое для меня. О ролях никогда не мечтала. Никогда не приходила к режиссерам и не говорила: «Дайте мне эту роль, она только моя!». Мечты мечтами, а играть придется все то, на что ты способна. Можешь жену Ричарда? Сыграла. Можешь Джульетту? Сыграла. Вот так сошлись звезды. Я обласкана театром, сыграла всех героинь, о которых мечтают молодые артистки.

Как играть нелюбимую роль? Как любимую. Никто меня не спрашивает, нравится мне роль или нет. Значит, надо найти в ней то, что сделает ее любимой. И любимую роль надо играть честно. Был у нас такой спектакль - «Легендарная личность». Не помню, кого я играла, какую-то девочку, как-то меня звали. Помню, что сюжет на производственную тему. Пожалуй, это можно назвать единственной нелюбимой ролью. А вообще не люблю нечестного отношения к работе. А честность - это готовность всегда сыграть любую роль.

Игра доставляет мне огромное удовольствие, особый кураж. Если актер не испытывает подобного чувства, ему следует заняться другой профессией. У меня есть спектакли, в которых я не чувствую под собой сцены. Даже не знаю, что со мной происходит, будто летаю. Как моя Свинья в «Очень простой истории».

Всегда знаю, получилась у меня роль или нет. И дело не только в реакции нашей замечательной публики. Дело в том, что я очень ковыряюсь в себе. Чаще бываю недовольна. Даже когда спектакль сошел со сцены - роль-то продолжает жить в моем организме. А что это за артист, который всем доволен, такой сытый, так себя любит! Что может сотворить такой актер? Какую может беду сыграть, какое горе, какую жизнь?

О легенде

Одна из самых легендарных историй в судьбе актрисы связана со спектаклем «Коварство и любовь». В 1980-м супруги Ирина Янко и Сергей Кондратенко, окончив Воронежский институт искусств, приехали по распределению в Ульяновск. И сразу попали на гастроли театра в Волгограде.

- 5 августа мы приехали, 7 августа мне дали роль в «Коварстве и любви». Главный режиссер Юрий Галин пригласил меня и строго спросил: «Сможешь?». Я плохо помнила, кто такая Луиза. Подумала: «Наверное, служанка». И уверенно ответила: «Конечно!». Когда же мне принесли 70 страниц текста, чуть не потеряла сознание, но отступать было поздно. Через три дня, 10 августа, я вышла на сцену. Как сыграла, не помню, была в полуобморочном состоянии. Сыграла, как на тот момент могла.

А через несколько лет к нам на гастроли приехал Вильнюсский русский драматический театр. И приболела актриса Татьяна Лютаева. За три часа я ввелась в совершенно иной спектакль «Коварство и любовь»
с незнакомыми партнерами. Риск был велик: либо провал, либо триумф моей памяти! Я должна была выучить и сыграть 17 эпизодов. После спектакля меня приглашали работать в Вильнюс.

О «Бесприданнице»

- С режиссером спектакля «Бесприданница» Владимиром Золотарем у нас произошла какая-то химическая реакция. Работала с удовольствием. От меня в этой тетке Харите Огудаловой, в общем-то, ничего нет. Может, только в финале, когда Паратов увозит Ларису, я играю некое раскаяние перед дочерью, предчувствую, что я ее уже потеряла… Пьеса осовременена, но текст Островского, его идея, его мысль, его тема - любовь, ненависть, предательство, ревность, страсть, лицемерие - все это есть в нашем спектакле.

О профессии

- В жизни частенько пользуюсь своей профессией. Безумно скучно жить без игры! Нам еще педагог в институте говорил: сами создавайте игровые ситуации, придумывайте всякие чепуховины. Можно ли меня застукать вне игры? Нет, ты меня никогда не прокусишь.

А насчет того, что ты состоялся как актер или нет… Да этого никто никогда не знает. Это потом скажут. Когда человека уже не будет на земле. Как мы можем себя оценивать? Это не наше дело. Наше дело - доставлять радость зрителям. Конечно, артисты просто привязаны к профессии - и физически, и морально, и духовно. В этом смысле у нас счастливая профессия - все идет в копилку.

О себе

Как-то в интервью я спросила Ирину, за что она любит сама себя, кому плачется в жилетку, и предложила: «Продолжи фразу: сильная женщина - это…».

- Это я. Я очень волевая, могу подключать волю, когда, кажется, уже невозможно устоять под напором обстоятельств. Я никому не плачусь в жилетку. И не потому, что нет таких людей, которым можно поплакаться. А потому, что считаю неприличным обременять других своими проблемами. Кстати, я себя не очень люблю. Бываю вредная, несдержанная, могу обидеть и даже не заметить, а потом жалеть. Просто я терпеть не могу фальши на сцене. Сама серьезно отношусь к профессии и требую этого от других. Вообще-то я хороший человек - добрая, отзывчивая, прихожу на помощь, если она нужна. Но ведь все нормальные люди такие. Главная же моя черта - терпение. О моем терпении в театре ходят легенды.

Жизнь как бы естественно входит в театр. И иногда даже не очень понимаешь, что жизнь, а что театр. Правда, я считаю, что их все-таки нужно различать, чтобы не сходить с ума на театре. Это очень опасно. Перешагивая театральный порог, нужно оставить за ним все свои беды, горести, проблемы - и радости тоже.

О любви

Без страсти театр не интересен. Любовь - это моя главная тема. А о чем еще женщине говорить? О политике? О колбасе? Жизнь течет, течет... И вдруг получаешь роль, в которой бушует страсть, от которой сгорает все вокруг и в тебе самой. И ты погружаешься в нее по уши. Даже сыграв десятки ролей, невозможно сказать о любви все. Искусство держится на любви. Пафосно сказала, но это же правда.

…В музее «Дом-ателье архитектора Ф.О. Ливчака» накануне бенефиса открылась выставка «Ролями измеряя жизнь», посвященная юбилею Ирины Янко. А на открытии актриса сказала: «Я ролями не измеряю жизнь. Я жизнь измеряю жизнью»…


Татьяна АЛЬФОНСКАЯ